Латынина, Юлия Леонидовна

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Юлия Леонидовна Латынина.jpg

Юлия Леонидовна Латынина (родилась - 16 июня 1966, Москва) американо-русская гражданка, журналистка, писательница, филолог, радиоведущая. На данный момент (с сентября 2017 года) находится в эмиграции после двух покушений на свою жизнь[1]. Ведёт субботнюю радиопередачу «Код Доступа»[2] на радио «Эхо Москвы», в которой обозревает последние политические, экономические и культурно-социальные новости. Имеет свой канал на Ютубе, куда выкладываются видеозаписи своей передачи. Называет себя либертарианкой, сторонница социал-дарвинизма и ограничения всеобщего избирательного права.

Биография и профессиональная деятельность[править]

Росла в семье советских интеллигентов, критика Аллы Николаевны Латынининой и поэта Леонида Александровича Латынина. В 1988 году закончила филологический факультет Литературного института имени А. М. Горького, там же в 1992 году защитила диссертацию на тему «Литературные истоки антиутопического жанра». До ареста Ходорковского в 2003 году, считалась провластным журналистом и состояла в дружеских отношениях с Михаилом Леонтьевым. После ареста Ходорковского резко изменила своё отношение к государственной власти, России и русским и начала откровенно русофобскую деятельность.

Работала в следующих печатных СМИ :

  • Экономический обозреватель в газете «Сегодня» (1995)
  • Газета «Известия» (1995—1997)
  • Журнал «Эксперт» (1997—1998)
  • Ежемесячная газета «Совершенно секретно» (1999—2000)
  • «Еженедельный журнал» (2003—2004)
  • Газета «КоммерсантЪ» (2006—2007)

На данный момент является сотрудником «Новой газеты» (с 2001) и двух электронных изданий «Ежедневный журнал» (с 2005) и Газета.ру (с 2006).

Работала на следующих телеканалах:

  • НТВ (2000-2001) - автор передачи «Рублёвая зона»
  • ОРТ (2001-2002) - соведущая передачи «Другое время»
  • ТВС (2002-2003) - автор программы «Есть мнение»
  • Ren-TV (2003-2004) - ведущая итоговых выпусков передачи «24» и автор рубрики «Своими словами» в передаче «Неделя»

С 2008 года работает на телеканале RTVi в качестве ведущей передачи «Код доступа».

Проявления русофобии[править]

  • Работает в СМИ (RTVi, Эхо Москвы, Новая газета), известных своей русофобской позицией
  • Отрицает геноцид русского народа во время двух Чеченских компаний и героизирует Чеченских сепаратистов[3]
  • Считает СССР агрессором во Второй мировой войне и Великой Отечественной войне, отрицает подвиги русских солдат[4]
  • Известна своей некомпетентностью, неоднократно была вынуждена давать опровержения[5] на свои собственные статьи и заметки
  • Распространяет русофобскую и антинаучную теорию псевдоисторика, писателя и перебежчика из Советской разведки Викторова Суворова-Резуна[6]
  • Юлия Латынина автор русофобской цитаты - Я представляю себе Россию, которая развалится на части

Пример Русофобского творчества[править]

Оригинальный пост в ЖЖ от 18.03.2008 заблокирован Роскомнадзором, однако сохранился на сайте Компромат.ру:

В Чечне очередной скандал: корреспондент «Комсомолки», будучи в Грозном на футбольном матче, съездил на улицу, названную в феврале Улицей 84-х псковских десантников, и обнаружил, что мемориальной таблички там уже нет. Нет и автоматчиков, которых обещал приставить к табличке Кадыров. Более того — сняли табличку власти. Якобы на ремонт.

Напомню, что рота псковских десантников, согласно официальной версии, «с 29 февраля по 3 марта 2000 года… вела неравный бой с террористами в Аргунском ущелье. Она перекрыла пути выхода бандитов из окружения и уничтожила не менее 700 из них. Десантники потеряли 84 человека, но не позволили боевикам вырваться на равнинную часть республики». Я цитирую сообщение «Интерфакса» о награждении Путиным двадцати одного десантника званием Героя России и шестидесяти трех — Орденом мужества.

Надо сказать, что на прошлой неделе, будучи в Грозном, я съездила на ту самую улицу. Я даже побилась об заклад с сопровождавшими меня чеченцами, что ни одной таблички с названием улицы там уже не будет. И проиграла пари, потому что таблички там были. А вот доски мы, натурально, уже не нашли. Вместо доски были дырки от гвоздиков. Что скандал будет, я поняла уже тогда, но сама рассказывать, что доски нет, не стала, и вот почему.

Во-первых, те, кто навязал Чечне и Кадырову эту табличку, поступили мелко и подло. Они вовсе не укрепляли связи Чечни и России — они расставляли нехитрую ловушку. Оставите табличку — значит, вам плюнули в лицо, а вы утерлись. Снимете ее — ага, так вы бунтовщики!

Во-вторых, подвига 84-х десантников, которые остановили прорыв из Аргунского ущелья двух тысяч боевиков под командованием Хаттаба, — просто не было.

Подвиг этот впервые родился 4 марта на страницах псковской газеты. Там было написано про Хаттаба, про две тысячи боевиков и про то, как рота полегла, вызвав огонь из гаубиц на себя. В дальнейшем количество боевиков только возрастало.

Судя по всему, корреспондент газеты просто не знал, что отряда в две тысячи боевиков не бывает. Такому отряду жрать будет нечего, и он будет заметен. В том и специфика партизанских боев, что группы боевиков редко превышали сто человек, а бывало и пятнадцать, и десять — этого вполне хватает для внезапной засады и мгновенного отхода.

А как только исчезает мифический «отряд в 2 тыс. человек», то исчезает и все остальное. И рассказ о том, что боевики «прорывались на равнину»: партизанам незачем прорываться через блокпост. Его куда проще обойти. И рассказ о том, что десантники «уничтожили свыше 700 боевиков». И уж, конечно, никуда не годится история о том, что десантники, три дня ведшие бой, вызвали огонь на себя. Били по ним из гаубиц. Гаубица с ее навесной траекторией бьет на 15-20 км. То есть значит: в 20 км находились российские войска и три дня не могли прийти на помощь?

Хаттаб сделал в том бою ровно то, что намеревался. Скрытно подошел с небольшим отрядом и перерезал беззащитную, брошенную в ущелье без прикрытия, почти не имеющую боевого опыта, даже не окопавшуюся роту. Увы, это было преступление, за которое надо судить командование, а не подвиг, за который надо награждать погибших.

Хотя героев в обеих чеченских войнах было довольно. Со стороны чеченцев. По сути дела, это была война героев. Иногда эти герои заодно оказывались террористами, убийцами детей и торговцами человечиной, как Басаев, иногда они по совместительству работали агентами ГРУ, как Бараев, иногда они переходили на сторону своих врагов, как Ямадаев, иногда они погибали без страха и упрека, не в силах выбрать между одной из братоубийственных сторон и фактически выбирая собственную смерть, как Гелаев.

Увы, со стороны России героев было мало. Героями не были ни Шаманов, ни Пуликовский, ни генералы, бездумно посылавшие солдат в ад, не озаботившись элементарным прикрытием. Героями не были и обрекаемые ими на смерть солдаты. Жертвами — да. Героями — нет. Никто же не назовет героями тех, кто погиб в башнях-близнецах 11 сентября.

Героями были те «альфовцы», которые шли на штурм «Норд-Оста» или брали Салмана Радуева, но почему-то российская власть любит, чтобы они оставались анонимными. Чем меньше будут помнить настоящих героев, тем легче раздавать награды липовым.

И вся история с Улицей 84-х псковских десантников оскорбительна на самом деле не для Чечни, а для России. Это история о том, что Россия ставит памятники липовым героям, потому что у нее нет — или она не хочет назвать — настоящих героев в этой войне.

И еще. Мемориальная доска в честь 84-х десантников закреплена на довольно невзрачном одноэтажном домике. Сейчас в нем магазинчик. В 1996 году там был фильтрационный пункт.

Я не знаю, нужна ли Чечня в составе России. Я не знаю, останется ли она. Но если останется — это будет благодаря деньгам и разумной политике. Это точно будет не благодаря тем орлам, которые навязали Чечне мемориальную доску в честь несуществующего подвига, приколоченную там, где оптом расстреливали чеченцев.

Примечания[править]