Уймись, Дурак!

Генеральный секретарь ЦК КПСС Иосиф Сталин (Джугашвили) и (во время Большого террора) первый секретарь ЦК КП(б) Украины и кандидат в члены Политбюро Никита Хрущев

«Уймись, Дурак!» - миф сталинистов, запущенный в начале 1990-х годов с целью переложить жертв красного террора и большого террора со Сталина и непосредственно советской власти на Никиту Хрущёва. Миф широко распространён среди сталинистов, однако никаких документальных подтверждений ему нет.

Содержание мифа[править]

В целом весь миф строится на желании сталинистов переложить ответственность за красного террора и большого террора со Сталина и непосредственно советской власти на Никиту Хрущёва, миф широко распространён [1], так например обосновывает эту идею Анатолий Вассерман [2] [3]:

Опыт любой революции показывает, что значительную часть её деятелей приходится просто убирать с политической арены буквально через считанные годы. Потому что, это люди, которые так хорошо научились ломать, что уже не умеют строить. Во Франции период кровавого террора занял примерно год и завершился истреблением тех, кто им руководил. У нас период кровавого террора был во время Гражданской войны, но был и рецидив этого террора, он начался с февральско-мартовского пленума ЦК Всесоюзной Коммунистической Партии большевиков.

Пленум этот проходил вообще-то очень интересно. Его стенограммы читаются буквально как детектив. Политбюро, во главе с Джугашвили, предложило на утверждение пленума достаточно обширную и развернутую программу политических реформ в стране. Нацеленную, грубо говоря, на забвение всего, что было в Гражданскую войну, всех последующих всплесков классовой борьбы, включая, скажем, коллективизацию и объединение всего народа, ради решения насущнейших экономических задач и задач общегосударственного строительства.

Большинство выступавших на пленуме, это были в основном руководители областного и республиканского звена партии, вообще никак не отзывались об этой программе, зато очень охотно говорили о том, что вот конкретно в их регионе классовая борьба ещё не закончена. Наоборот, обнаружены новые её вспышки и обострения. Накануне последнего дня пленума Первый секретарь Западно-Сибирского краевого комитета Эйхе вообще обратился к Политбюро с письмом, где сказал, что в его крае доблестные чекисты разоблачили большой заговор среди сосланных туда кулаков, и ему срочно нужны чрезвычайные полномочия для подавления этого заговора

Если бы Политбюро проигнорировало письмо, он бы обратился непосредственно к пленуму, а расклад сил на пленуме был уже ясен. По этой же причине Политбюро согласилось на создание чрезвычайных органов на местах, с оговоркой, что эти органы должны представлять в Центр свои соображения по размаху заговора. И Центр вправе сократить их запросы. Это знаменитые расстрельные списки, которые подписывало всё Политбюро. Эти списки шли с мест. И всё, что наверху могли сделать, это кого-то из списков вычеркнуть. Например, маршала Егорова, Джугашвили, который лично с ним был знаком по польской кампании 20-го года, вычеркивал из списка дважды. Какой именно компромат ему представили на третий раз, к сожалению, остаётся неизвестно.

Вот так и начался знаменитый большой террор. Начался он на самом деле, прежде всего потому, что большая часть партийных руководителей среднего звена, это были ветераны Гражданской войны, умеющие ломать и не умеющие строить. И они стремились делать то, что умели. Но уже к концу 38-го года, тот же Джугашвили с помощью одного из немногих республиканских партийных секретарей, не поддавшегося всеобщей истерии, Лаврентия Павловича Берия, сумел перевести большой террор в большую чистку. Истребление рядовых граждан практически прекратилось, зато были истреблены почти все инициаторы большого террора. Тот же Эйхе, например, попал в заключение одним из первых среди областных партийных секретарей.

Размах репрессий в Западной Сибири, которой руководил Эйхе, действительно приближался к размаху репрессий в Москве и Московской области, которыми руководил Хрущёв. Известно, что на какой-то десятой или двенадцатой заявке Хрущёва на дополнительные репрессии, Джугашвили лично наложил резолюцию - «Уймись, дурак!». И вскоре после этого Хрущёв организовал себе перевод из Москвы в Киев. И таким образом не ответил за то, что творилось в Москве. Сейчас идут очень бурные споры по поводу того, что в методическом пособии к одному из вариантов учебника истории сказано, что Сталин был эффективным менеджером. Но, к сожалению, не все понимают, что вкладывается в эту фразу. Большая часть народа считает, что это означает будто бы он эффективно использовал репрессии для продвижения неких общегосударственных целей. Так вот я бы очень хотел работать под руководством такого менеджера, потому что он брал не репрессиями. Он брал проникновением в суть дела и обширными консультациями со всеми специалистами, так или иначе, связанными с решаемым вопросом.

Эффективность руководства Джугашвили не имеет ни малейшего отношения к репрессиям. Репрессии были делом рук тех, кто не хотел пользоваться эффективными методами управления, кто вообще не знал, что значит управлять эффективно. И кого, в конечном счете, именно за эти репрессии Джугашвили истребил. Честно вам скажу, познакомившись со списками тех, чьё истребление Джугашвили утверждал поименно, я с большей частью его решений вынужден согласиться.

— Анатолий Вассерман

Впервые заявку Хрущёва упоминается в книге Феликса Чуева «Сто сорок бесед с Молотовым» [4] [5], однако в книге которая является сомнительным источником (Молотов и Хрущёв были врагами [6], а в дальнейшем Молотов попытался (вместе с единомышленниками) снять Хрущёва с поста генерального секретаря ЦК КПСС, за что был объявлен членом антипартийной группы, а в 1962 году и вовсе исключён из партии [7]), а также в самой книге "заявка" уже именуется телеграммой:

Рвение Хрущева в придании репрессиям массовых масштабов выглядело, как превосходящее все возможные пределы даже в 1937–38 годах. Известна его телеграмма Сталину с выражением возмущения: «Украина вам посылает по 16–18 тысяч репрессированных ежемесячно. А Москва утверждает 2–3 тыс. Прошу принять меры. Любящий Вас Хрущев». Несмываемый, кровавый след тянется за Хрущевым и из Москвы в бытность его первым секретарем МК партии. Счет жертв «борца с культом» исчисляется десятками тысяч.

— Вячеслав Молотов, со слов Феликса Чуева («Сто сорок бесед с Молотовым», 1991)

Чуев нигде не упоминал саму фразу «Уймись, Дурак!», которая появилась позже в сборнике Ричарда Косолапова «Слово товарищу Сталину» от 1995 года, в которой он ссылается на несуществующий выпуск журнала «Воля» от 1993 года [8] [9], в других выпусках (реально существующих) журнала «Воля» данная фраза также не упоминается [10]. Тем не менее, именно Косолапов популяризировал миф, переиначив спорные воспоминания Молотова и привёл цитату, ставшей базой для мифа, в её известном виде:

"Дорогой Иосиф Виссарионович! Украина ежемесячно посылает 17-18 тысяч репрессированных. А Москва утверждает не более 2-3 тысяч. Прошу вас принять срочные меры. Любящий Вас Н.Хрущев".

Сталин наложил резолюцию: "Уймись, дурак!".

— Ричард Косолапов, «Слово товарищу Сталину» в изданиях от 1995 и 2002 года

Анализ[править]

  • Миф появился после интерпретации воспоминаний Ричардом Косолаповым воспоминаний Вячеслава Молотова (записанных со слов Феликса Чуева), который находился в прямых конфликтных отношениях с Никитой Хрущёвой.
  • Профессиональные историки считают телеграмму/записку, приводимую Косолаповым фальшивкой [11].
  • На данный момент не найден документ, который даже отдалённо напоминал телеграмму/записку, на которую ссылаются сталинисты [12].

Источники[править]