Тост «За русский народ!»

Картина «Тост за великий русский народ» художника Михаила Хмелько, 1947 год [1]

Тост «За русский народ!» - тост произнесённый И.В. Сталиным на кремлёвском приёме 24 мая 1945 года, в качестве поздравления участников Великой отечественной войны. Сам по себе тост не является русофобским, однако его используют сталинисты в качестве примера позитивного действия Сталина и пытаются представить Сталина через этот тост как «русского националиста».

Текст тоста[править]

Существуют две версии тоста Сталина произнесенного им в в Георгиевском зале Большого Кремлёвского дворца 24 мая 1945 года [2], одна версия есть в стенограмме приёма и вторая (отредактированная Сталиным [3]) была представлена общественности в СМИ [4]:

Стенограмма - (1) Товарищи, разрешите мне поднять еще один, последний тост. (2) Я, как представитель нашего Советского Правительства, хотел бы поднять тост за здоровье нашего Советского народа и, прежде всего, русского народа. (Бурные, продолжительные аплодисменты, крики «ура».) (3) Я пью, прежде всего, за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза. (4) Я поднимаю тост за здоровье русского народа потому, что он заслужил в этой войне и раньше заслужил звание, если хотите, руководящей силы нашего Советского Союза среди всех народов нашей страны. (5) Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он - руководящий народ, но и потому, что у него имеется здравый смысл, общеполитический здравый смысл и терпение. (6) У нашего правительства было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941-1942-х гг., когда наша армия отступала, покидала родные нам села и города Украины, Белоруссии, Молдавии, Ленинградской области, Карело-Финской республики, покидала, потому что не было другого выхода. (7) Какой-нибудь другой народ мог сказать: вы не оправдали наших надежд, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. Это могло случиться, имейте в виду. (8) Но русский народ на это не пошел, русский народ не пошел на компромисс, он оказал безграничное доверие нашему правительству. (9) Повторяю, у нас были ошибки, первые два года наша армия вынуждена была отступать, выходило так, что не овладели событиями, не совладали с создавшимся положением. (10) Однако русский народ верил, терпел, выжидал и надеялся, что мы все-таки с событиями справимся. (11) Вот за это доверие нашему Правительству, которое русский народ нам оказал, спасибо ему великое! (12) За здоровье русского народа! (Бурные, долго не смолкающие аплодисменты.)

Газета "Правда" - (1) Товарищи, разрешите мне поднять еще один, последний тост. (2) Я хотел бы поднять тост за здоровье нашего Советского народа, и, прежде всего, русского народа. (Бурные, продолжительные аплодисменты, крики «ура».) (3) Я пью, прежде всего, за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза. (4) Я поднимаю тост за здоровье русского народа потому, что он заслужил в этой войне общее признание как руководящей силы Советского Союза среди всех народов нашей страны. (5) Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он - руководящий народ, но и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий характер и терпение. (6) У нашего правительства было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941-1942-х гг., когда наша армия отступала, покидала родные нам села и города Украины, Белоруссии, Молдавии, Ленинградской области, Прибалтики, Карело-Финской республики, покидала, потому что не было другого выхода. (7) Иной народ мог бы сказать Правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. (8) Но русский народ не пошел на это, ибо он верил в правильность политики своего Правительства и пошел на жертвы, чтобы обеспечить разгром Германии. (9) И это доверие русского народа Советскому правительству оказалось той решающей силой, которая обеспечила историческую победу над врагом человечества - над фашизмом. (10) Спасибо ему, русскому народу, за это доверие! (11) За здоровье русского народа! (Бурные, долго не смолкающие аплодисменты.)

— текст тоста И.В. Сталина «За русский народ!»

Оценки историков[править]

  • Историк Г.Д.Бурдей полагает, что, отметив решающую роль русского народа в достижении победы, Сталин «весьма недоброжелательно отнёсся к другим народам», которые «были способны на осуждение советского правительства».
  • Историк А.С.Барсенков считает, что откровенная лесть, противопоставление русских другим народам страны преследовали определённую политическую цель. Но Барсенков определял её содержание иначе, чем Бурдей: Сталин и руководство страны попытались опереться на авторитет русского народа, выступать от его имени, сделать его своеобразным посредником в своих взаимоотношениях с другими национальностями.
  • Историк В.В.Похлёбкин предполагает, что тост И.В. Сталина «по своей исторической роли и месту в ряду формальных актов, завершающих войну», напоминал манифест Александра I (декабрь 1812 г.). Параллели между двумя Отечественными войнами: 1812 и 1941-1945 гг. были необходимы Верховному Главнокомандующему для того, чтобы народ, или, по крайней мере, представители интеллигенции поняли их глубинную значимость.
  • Историки Г.А.Бордюгов и В.М.Бухараев полагают, что характеристика русского народа как руководящей силы в Советском Союзе, данная в этом тосте, ранее применялась лишь к партии и рабочему классу, но отнюдь не к этносу.

Анализ[править]

  • Сам по себе тост не является русофобским, однако его используют сталинисты в качестве примера позитивного действия Сталина и пытаются представить Сталина через этот тост как «русского националиста» [5] [6] [7].
  • В реальности тост был обычным жестом среди советских политиков, которые всегда старались хвалить каждую из республик Советского союза и их народы, а сам тост был 31-м по счёту за вечер [8].
  • Существует версия о том, что Сталин поднимал не менее пламенный тост за Адольфа Гитлера [9] [10], однако историк Алексей Исаев опровергает эту информацию и предполагает, что это не более чем легенда [11].
  • Советский писатель Илья Эренбург был так поражён тостом Сталина, что заплакал на приёме, посчитав тост Сталина принижением роли других народов и этносов в ВОВ [12].

Источников[править]

Ссылки[править]

Мнение историков о тосте Сталина