Русские орки

Джон Рональд Руэл Толкин - английский поэт и писатель, автор легендарной саги «Властелин колец»

«Русские орки» - русофобский миф, основанный на неправильной трактовке произведений Джона Толкина, Кирилла Еськова, Натальи Васильевой, Наталии Некрасовой и Ника Перумова. Данный миф широко распространён в Швеции, хотя тема о "расизме" Толкина также достаточно широко распространена на Западе. Данный миф является русофобским, т.к. шведские журналисты пытаются представить русских, как людей идентифицирующих себя с расой орков из вселенной Толкина (в которой они являлись абсолютным злом).

Миф и его основные тезисы[править]

29 сентября 2019 года в шведской газете Svenska Dagbladet появилась статья «Därför identifierar sig så många ryssar med orcher» (Почему столько русских отождествляют себя с орками) [1], в которой журналист Lars Lovén (Ларс Лувен) высказывал следующие мысли [2] :

В той стране, что когда-то была Советским Союзом, есть традиция толковать книги Толкина так, словно Мордор символизирует СССР, а орки — это на самом деле русские, тогда как эльфы — западные страны или нацистская Германия. Не все согласятся с таким прочтением. Сам Толкин явно ему воспротивился бы. Тем не менее возник целый жанр, посвященный толкованию его книг. В одних работах резкий дуализм разбирают более детально, в других якобы презрительное отношение Толкина к русским превращают в политику. И почти всегда орки занимают в этих работах центральное место.

<…>

Как бы то ни было, факт остается фактом — две остальные книги в СССР так никогда и не были изданы (речь о том, что в СССР издавался только «Бильбо»). Зато это стало возможно после падения Советского Союза, и тогда всего за несколько лет появилось множество разных переводов трилогии. На многие из них повлиял дух времени, и они содержали намеки на Сталина, политических комиссаров, красные знамена и другие символы советского общества, которые переводчики добавили по собственной инициативе.

<…>

Элиот Боренштейн (Eliot Borenstein) — профессор русистики и славистики из Нью-Йоркского университета. Он написал книгу и создал блог под названием «Заговоры против России», и рассказывает о так называемых параноидальных трактовках.

«В данном случае речь идет о том, что люди всегда во всем видят политическую повестку дня, причем всегда направленную против нас, русских», — говорит Элиот Боренштейн.

Такой образ мысли часто свойственен разным меньшинствам, которые по-своему трактуют произведения, написанные в других контекстах и, возможно, для других читателей.

«Россия — большая и могущественная страна, но, когда дело доходит до глобальных СМИ, русские ощущают себя в положении меньшинства. И вот они видят какие-то произведения, которые им нравятся, но в которых они представлены врагами. Что же им делать? Им нужно найти способ любить и их, и самих себя. Так что они говорят: „Ладно, вы считаете, что мы — орки? Тогда пошли вы к черту, мы действительно орки"».

— Ларс Лувен

В самой статье Лувен также ссылается на работы Кирилла Еськова [3], Натальи Васильевой, Наталии Некрасовой [4] и Ника Перумова [5], которые являются литературными вариациями и фанатской литературой по вселенной «Властелина колец». Лувен ссылается также на песню Михаила Елизарова «Оркская» [6], которая является ироничной пародией на военные песни. Лувен в своей статье делает вывод, что русские ассоциируют себя с орками из-за национальных комплексов и националистической пропаганды.

13 февраля 2020 года Ларс Лувен продолжил рассуждать на тему «русских орков» на сайте шведского радио Sveriges Radio, где вышла статья «Ryska orker drömmer om upprättelse» (Российские орки мечтают о реабилитации) [7], где продолжил свои рассуждения [8]:

По существу, конечно, речь вообще идет не о фактах. С чего мы взяли, что Мглистые горы реальнее, чем предполагаемая генетически обусловленная злобность орков? Но это не так важно, раз в целом это работает. Главное, что возникает иллюзия, будто новая трактовка основана на фактах. Если это сделано неудачно или если оказывается, что альтернативных фактов слишком много, складывается впечатление, что автор создал совсем другой вымышленный мир, и новая версия тут же теряет силу.

Но смысл альтернативной трактовки вытекает не только из предполагаемой реальности оригинала — она также связана и с нашей обычной реальностью. «Троянская речь» Хризостома касалась не только Троянской войны — она также заключала в себе политическое послание к современным читателям той римской провинции, где, как предполагалось, находилась Троя и откуда был родом сам Хризостом. Текст реабилитирует троянцев, которые в оригинале проиграли, и неважно, действительно ли в это верил сам Хризостом или это была просто интеллектуальная игра (о чем до сих пор спорят).

Точно так же роман «Последний кольценосец» оправдывает не только орков из универсума Толкина. Это еще и речь в защиту русских.

Дело в том, что на постсоветском пространстве распространена идея, будто «Властелин колец» на самом деле повествует о холодной войне, Мордор — это СССР, а орки — русские.

Долгое время книги Толкина в СССР не издавались, за исключением отредактированной версии «Хоббита, или Туда и обратно», где, например, из описания Смауга изъяли особенно заряженные слова вроде «личности». Это слово могло навести на мысль о «культе личности», а значит о Сталине.

А когда, наконец, в начале 1980-х годов все-таки перевели первую часть «Властелина колец», Рональд Рейган как раз назвал СССР империей зла, и поговаривали, что для своей речи он кое-что позаимствовал у доброго волшебника Гэндальфа. Это подтверждало предположение советского руководства, которое уже давно считало, что Толкин имел в виду Россию. Вторую и третью книги печатать не стали, а аллегорическое прочтение произведения закрепилось всерьез.

<…>

Но если вы не хотите разбираться во всех этих литературных сложностях, есть и более простой и значительно более прямой способ использовать Толкина в реваншистской политике. К нему все чаще прибегают по мере того, как растет ностальгия по советским временам.

Сторонники националистических идей призывают россиян снова стать орками и перестать притворяться эльфами. И в этом случае мы говорим не о чутких и умных орках в духе Кирилла Еськова, а о привычных сильных и безрассудных воинах, борющихся с вырождающимся толерантным Западом.

Один из самых красноречивых апологетов орков — Михаил Елизаров. В его «Оркской» «Властелин колец» — это пропаганда, эльфы — нацисты, а орки — русские. Так что мы возвращаемся к тому, с чего начали, — к героям и дегуманизированным врагам, а кто из них кто — предопределено с самого начала, потому что это зависит от расы. Или нации, если хотите. Это весьма неоднозначное произведение, во многом напоминающее работы самого Толкина. Просто оно поддерживает другую сторону.

— Ларс Лувен

Таким образом, русофобский миф, который распространяет Ларс Лувен содержит в себе следующие компоненты:

  • Русские ассоциируют себя с орками из-за своих национальных комплексов, советского реваншизма и националистической пропаганды.
  • Русские противопоставляют себя западному и европейскому обществу.
  • Русские не являются частью Европейской семьи народов и частью Европейской культуры.
  • Произведения русских фантастов это не фанатская литература и литературные вариации, а реваншистская литература русских националистов (Елизарова в тексте статьи Лувен и вовсе называет русским фашистом).

Анализ[править]

  • Данный миф является русофобским, т.к. шведские журналисты пытаются представить русских, как людей идентифицирующих себя с расой орков из вселенной Толкина (в которой они являлись абсолютным злом).
  • Толкина неоднократно [9] [10] [11] [12] [13] [14] обвиняли в расистских взглядах и расистской пропаганде во «Властелине колец». Обвинение Толкина в расизме не имеет под собой никаких оснований [15], т.к. в фантастическом мире Толкина орки (и другие выдуманные создания и расы) являются абсолютным злом (при этом, добро и зло существуют сами по себе) [16]. Также, сам Толкин был анархистом (анархо-примитивистом) и противником любой расистской идеологии [17].
  • Представление русской фантастической литературы как реваншистской и фашистской, является личным оценочным суждением Лувена и не имеет под собой какой-либо серьезной основы, кроме домыслов самого журналиста.

Источники[править]