Русские не успели напасть на Германию

Виктор Суворов или Владимир Резун

«Русские не успели напасть на Германию», или «СССР напал на Германию» — антирусский миф, основанный на лженаучной[источник?] концепции перебежчика советской разведки и писателя Владимира Богдановича Резуна, подогреваемый украинскими националистами [1] и московскими либеральными журналистами [2]. В качестве доказательства приводятся доводы и интерпретация событий из книги - «Ледокол» Владимира Резуна, раздел Польши, вмешательство в Гражданскую войну в Испании и Советско-Финская война.

Используется для представления русского народа агрессивным, озлобленным и враждебным западу, отрицания достижений русского народа во Второй мировой войне.

Происхождение и распространение мифа[править]

Впервые миф сформулирован в 1985-1986 годах в журнале Королевского Объединённого института оборонных исследований:

  • «Кто и кого планировал атаковать в июне 1941-го, Гитлер или Сталин?»[3]
  • «Да, Сталин планировал напасть на Гитлера в июне 1941-го.»[4]

Книга издана на русском языке в 1992 году. До этого книга частично издавалась в 1985-86 на английском языке в Британии, а в 1989 году в ФРГ.

Ещё до перевода книги на русский язык, книгу рекламировали такие издания как Швейцарская газета «Интернэшнл дефенс ревью», немецкая газета «Ди Вельт» и лонднский «Таймc».[5] Цитаты взяты из предисловия к книге 1992 года издания.

«Мнение Виктора Суворова в области обороны становится общественным мнением. Он его формирует».
— Интернэшнл дефенс ревью, 1989
«Эта книга написана профессиональным разведчиком, а не историком, и это резко повышает ее ценность. Советские товарищи и их западные друзья будут в дикой ярости. Без боя они не отдадут последнее „белое пятно“ в их истории. Не слушайте их, читайте „Ледокол“! Это честная книга».
— Ди Вельт, 1989
«Суворов спорит с каждой книгой, с каждой статьей, с каждым фильмом, с каждой директивой НАТО, с каждым предположением британского правительства, с каждым чиновником Пентагона, с каждым академиком, с каждым коммунистом и с каждым антикоммунистом, с каждым неоконсервативным интеллектуалом, с каждой советской песней, поэмой, романом, с каждой мелодией, которые были услышаны, написаны, спеты, выпущены, исполнены за последние 60 лет. Даже за одно это следует считать „Ледокол“ самым оригинальным произведением в современной истории».
— Таймс, 1990

Основные тезисы мифа и авторские приёмы Суворова[править]

Опровержение   Сталин выступал против мировой революции, он был сторонником концепции «социализма в отдельной взятой стране» и стратегии «невмешательства в империалистические войны». Пример - выступление Сталина на пленуме ЦК ВКП(б) в июле 1927 года:

«Отсюда задача: оттянуть войну против СССР либо до момента вызревания революции на Западе, либо до момента, когда империализм получит более мощные удары со стороны колониальных стран (Китая и Индии)» <…> «Отсюда задача — учесть противоречия в лагере империалистов, оттянуть войну, откупившись от империалистов, и принять все меры по сохранению мирных отношений»
— Сталин

Задачу оттягивания войны частично решило подписание пакта Молотова-Риббентропа. К этой же стратегии стоит отнести участие СССР в Гражданской войне в Испании. Советский союз открыто не участвовал в боевых действиях, но отправлял туда материальную помощь и добровольцев (включая военных специалистов). Непосредственно в войне участвовало большое количество добровольцев правых и левых со всего мира, а также военных специалистов из США, Франции, Британии, Мексики, Германии, Италии и Португалии. В конфликте было заинтересованно большое количество стран, в том числе и СССР, поэтому тезис о злом умысле конкретно одной страны несостоятелен.

  • В конце 1930-х и 1940—1941 годах по указанию Советского руководства созданы образцы оружия и рода войск (ВДВ) для нападения на другие страны или «Парашютная истерия»

Опровержение

На момент начала Второй мировой войны и Великой Отечественной войны советская техника считалась устаревшей и не пригодной для боевых действий, поэтому Советскому руководству пришлось просить помощи у Союзников. Также, тезис о воздушно-десантных войсках как о войсках исключительно наступательных, несостоятелен, т.к. как и любой род войск, воздушно-десантные войска использовались в равной степени для нападения и для защиты. Наибольшее количество десантников во время войны со стороны СССР было применено в битве под Москвой, что говорит о неправдивости тезиса Резуна. Также стоит отметить, что в Советской армии часто применялась фальсификация данных для угождения руководству страны. В первую очередь это касалось количественных показателей, которые завышались в разы.[6]

Участникам кружков парашютистов пришлось бы проходить переподготовку, а получение разряда по прыжкам с парашютам не имеет ничего общего с военной подготовкой ВДВ. Стоит отметить, что сам факт наличия большого количества прыжков или разряда по парашютному спорту не гарантировал попадание в ВДВ или ВВС. Также, тезис несостоятелен, так как на момент начала войны количество военных парашютистов в СССР было меньше чем у Нацистской Германии (которые активно участвовали в военных действиях с 1940 года в различных погодных условиях), а также укомплектованы парашютами было крайне мало военных самолётов и частей. [7] [8]

  • Апелляция к эмоциям

Владимир Резун часто апеллирует к эмоциям читателя, вызывая эмпатию и заглушая критическое мышления, тем самым нивелируя отсутствие доказательств и научной методологии в своей работе. Примером рассмотрим вступление для русскоязычного издания «Ледокола»:

Простите меня.

Если не готовы прощать, не читайте дальше этих строк, проклинайте меня и мою книгу — не читая. Так делают многие.

Я замахнулся на самое святое, что есть у нашего народа, я замахнулся на единственную святыню, которая у народа осталась, — на память о Войне, о так называемой «великой отечественной войне». Это понятие я беру в кавычки и пишу с малой буквы.

Простите меня.


Вторая мировая война — это термин, который коммунисты приучили нас писать с малой буквы. А я пишу этот термин с большой буквы и доказываю, что Советский Союз — главный ее виновник и главный зачинщик. Советский Союз — участник Второй мировой войны с 1939 года, с самого ее первого дня. Коммунисты сочинили легенду о том, что на нас напали и с того самого момента началась «великая отечественная война».

Эту легенду я вышибаю из-под ног, как палач вышибает табуретку. Надо иметь жестокое сердце или не иметь его вообще, чтобы работать палачом, тем более — палачом, убивающим национальные святыни великого народа своего собственного народа. Нет ничего страшнее, чем выполнять работу палача.. Эту роль я принял на себя добровольно. И она доводит меня до самоубийства.

<…>

Но не подумайте, что, разрушая и оскорбляя святыни, я нахожу в этом удовлетворение. «Ледокол» не принес мне радости. Наоборот. Работа над книгой опустошила меня. У меня пустая душа, а мозг переполнен номерами дивизий. Носить в мозгу такую книгу я долго не мог. Ее НАДО было написать. Но для этого надо было бежать из страны. Для этого надо было стать предателем. Я им стал.

Эта книга принесла столько горя в мой дом! Мой отец — Резун Богдан Васильевич — прошел войну с первого до самого последнего дня, он был ранен несколько раз, и тяжело, почти смертельно. Его я сделал отцом предателя. Как он с этим живет? Не знаю — у меня не хватает смелости это представить… Кроме всего, я разрушил его представление о войне, как о войне великой, освободительной, отечественной. Мой отец был моей первой жертвой. Я у него просил прощения. Он меня не простил. И я снова прошу прощения у своего отца. Перед всей Россией. На коленях.

<…>

Я предатель, изменник… Таких не прощают, но я все равно прошу:

ПРОСТИТЕ МЕНЯ.

21 октября. 1992 года, Бристоль.

— Владимир Резун

С помощью данного предисловия автор пытается с помощью создания определенного эмоционального фона оправдать свой русофобский тезис, пытается вызвать к себе жалость «если не готовы прощать, не читайте дальше этих строк», «Эту роль я принял на себя добровольно. И она доводит меня до самоубийства» или «Ледокол не принес мне радости» и обращаясь к истории своей семьи и своей страны в попытке вызвать жалость «И я снова прошу прощения у своего отца. Перед всей Россией. На коленях». После такого эмоционального вступления восприятие читателя будет смещено и подобными приёмами можно будет скрыть отсутствие адекватной исторической методологии в «исследованиях» Суворова-Резуна.

Проявления русофобии и выводы[править]

  • Представление русских агрессивным, озлобленным и враждебным западу народом.
  • Отрицание достижений русского народа во Второй мировой войне.
  • Миф сформирован перебежчиком, работавшим на Британские спецслужбы.

Источники[править]