Расстрел царской семьи

Комната в подвале Ипатьевского дома, где была расстреляна Царская семья

Расстрел семьи Романовых в ночь с 16 на 17 июля 1918 года - убийство и политическая репрессия [1] царя Российской империи Николая II, его жены Александры Федоровны, четырех дочерей — Ольги, Татьяны, Марии и Анастасии, сына — цесаревича Алексея, их камердинера Алоизия Труппа, горничной Анны Демидовы, семейного врача Романовых Евгения Боткина, повара Ивана Харитонова по приказу исполкома Ленина и Уралоблсовета группой из большевиков и левых эсеров.

В последствии участники этого преступления так заметали следы, что до сих пор [2] Следственный комитет РФ, пытаясь уточнить все обстоятельства дела. Преступление давно [3] готовилось левыми эсерами и радикальной частью большевиков, которые хотели убить Николая II без суда и следствия, мотивируя это "желанием народа".

Это преступление является частью Красного террора.

Подготовка к расстрелу[править]

16 июля 1918 года в здании Уральской областной Чрезвычайной комиссии заседал в неполном составе областной Совет Урала, который получил приказ на расстрел из Москвы [4], принял решение о расстреле Царской семьи незамедлительно [5] :

Была получена телеграмма из Перми на условном языке, содержащая приказ об истреблении Романовых. 16-го в шесть часов вечера Филипп Голощёкин предписал привести приказ в исполнение.
—  Яков Юровский

По мнению историков такая спешка была обусловлена военными успехами Белой Армии на Восточном фронте и наступлением Чехословацкого корпуса [6], а также крайне жёсткой позицией эсеров и анархистов, входивших в Уралсовет.

Расстрел в ночь с 16 на 17 июля 1918 года[править]

В 22:30 Романовы отправились под контролем караула спать, но спустя некоторое время из совета приехали два особоуполномоченных из Уралсовета и передали распоряжение о расстреле коменданту дома Ипатьевых и чекисту Якову Юровскому [7]. Юровский начал собирать расстрельную команду из караульных (большевиков и эсеров), а также латышских стрелков. Собрав команду для расстрела комендант поручил лейб‑медику Боткину разбудить царскую семью и собрать их в подвальном помещении, т.к. якобы большевики опасались, что здание может подвергнутся артиллерийскому обстрелу наступающей Белой Армии. Через 40 минут (примерно в два часа ночи) в подвале собралось всё семейство Романовых [8], а также камердинер, горничная, врач и повара. После чего чекист Юровский начал зачитывать приговор [9] :

"Николай Александрович, Ваши родственники старались Вас спасти, но этого им не пришлось. И мы принуждены Вас сами расстрелять" (по материалам следователя Н. Соколова)

"Николай Александрович! Попытки Ваших единомышленников спасти Вас не увенчались успехом! И вот, в тяжелую годину для Советской республики… — Яков Михайлович повышает голос и рукой рубит воздух: — …на нас возложена миссия покончить с домом Романовых" (по воспоминаниям М.Медведева)

"Ваши друзья наступают на Екатеринбург, и поэтому вы приговорены к смерти" (по воспоминаниям помощника Юровского Г.Никулина)

"…Я тут же, насколько помню, сказал Николаю примерно следующее, что его царственные родственники и близкие как в стране, так и за границей, пытались его освободить, а что Совет рабочих депутатов постановил их расстрелять". (по воспоминаниям Я.Юровского)
—  различные участники расстрела о приговоре зачитанном Романовым перед смертью

По воспоминаниям Никулина [10] в состав расстрельной команды входили - Юровский, Никулин, Медведев Михаил, Медведев Павел, Ермаков Петр, Кабанов Иван, а также ещё двое исполнителей, чьих имён Никулин не помнит. По воспоминаниям А.Сухорукова в расстреле участвовал он сам и некто Окулов, а также все выше перечисленные лица. Процесс расстрела участники также описывают по разному [11] :

Юровский коротким движением рук показывает арестованным, как и куда нужно становиться, и спокойно тихим голосом: "Пожалуйста, вы встаньте сюда, а вы вот сюда, вот так в ряд". Арестованные стояли в два ряда, в первом вся царская семья, во втором - их лакеи, наследник сидел на стуле. Правофланговым в первом ряду стоял царь. В затылок ему стоял один из лакеев. Перед царем, лицом к лицу стоял Юровский - держа правую руку в кармане брюк, а в левой держал небольшой листок бумаги, потом он читал приговор: "В виду того, что чехословацкие банды угрожают красной столице Урала - Екатеринбургу, в виду того, что коронованный палач может избежать народного суда, президиум областного совета, выполняя волю революции, постановил: бывшего царя Николая Романова, виновного в бесчисленных кровавых преступлениях перед народом - расстрелять! А потому ваша жизнь покончена!" Но не успел он докончить последнего слова, как царь громко переспросил: "Как, я не понял? Прочитайте еще раз".

Юровский читал вторично, при последнем слове он моментально вытащил из кармана револьвер и выстрелил в упор в царя. Сойкало несколько голосов. Царица и дочь Ольга пытались "осенить себя крестным знаменем", но не успели.

Одновременно с выстрелом Юровского раздались выстрелы группы людей, специально призванных для этого, - царь "не выдержал" единственной пули нагана, с силой упал навзничь. Свалились! И остальные десять человек. По лежащим было сделано еще несколько выстрелов. Дым заслонил электрический свет и затруднял дыхание. Стрельба была прекращена, были раскрыты двери комнаты с тем, чтоб дым разошелся.

"Принесли носилки, начали убирать трупы, первым был вынесен труп царя. Трупы выносили на грузовой автомобиль, находящийся во дворе, когда ложили на носилки одну из дочерей, она вскричала и закрыла лицо рукой. Живыми оказались также и другие. Стрелять было уже нельзя, при раскрытых дверях, выстрелы могли быть услышаны на улице. По словам товарищей из команды, даже первые выстрелы были слышны на всех внутренних и наружных постах. Ермаков взял у меня винтовку со штыком и доколол всех, кто оказался живым." (воспоминания Сухорукова)

"Когда мы спустились в подвал, мы тоже не догадались сначала там даже стулья поставить, чтобы сесть, потому что это был... не ходил, понимаете, Алексей, надо было его посадить. Ну, тут моментально, значит, поднесли это. Они как это, когда спустились в подвал, так это недоуменно стали переглядываться между собой, тут же внесли, значит, стулья, села, значит, Александра Федоровна, наследника посадили и товарищ Юровский произнес такую фразу, что:

"Ваши друзья наступают на Екатеринбург, и поэтому вы приговорены к смерти". До них даже не дошло, в чем дело, поэтому Николай произнес только сразу: "А!, а в это время сразу залп наш уже - один, второй, третий. Ну, там еще кое-кто, значит, так сказать, ну, что ли, был еще не совсем окончательно убит. Ну, потом пришлось еще кое-кого дострелить…" (по воспоминаниям Никулина)

"Тов. Юровский вошел в эту комнату, встал в угол и зачитал Николаю II и его семье Постановление Уральского Областного Совета о их расстреле. Причем, в этом Постановлении, инкриминировалось обвинение династии Романовых, за все время, со стороны этой династии. После оглашения тов. Юровским Постановления Областного Совета, сразу затрещал мотор грузовой машины и присутствующие при этом товарищи, сначала, не входя в комнату, где заходились приговоренные начали Стрелять через проем открытой двухстворной двери.

Присутствующий здесь член, т.е. чекист Михаил Медведев, с первого выстрела, застрелил насмерть Николая II.

В это время, я также разрядил свой "наган" по осужденным. Результаты моих выстрелов я не знаю, т.к. вынужден был сразу же пойти на чердак, к пулемету, чтобы в случае нападения на нас (во время этой акции), враждебных нам сил, в своей пулеметной команде отражать это нападение.

Когда я вбежал на чердак - увидел, что в Горном институте, расположенном через улицу, загорелся свет. Хорошо были слышны выстрелы, и сильный вой царских собак.

Я немедленно спустился в комнату казни и сказал, что стрельба в городе хорошо слышна, что очень силен вой царских собак, что против нас, в Горном институте, во всех окнах горит свет, но в это время, за исключением фрельны и сына Николая, все уже были мертвы.

Я рекомендовал умертвить их холодным оружием, а также умертвить трех царских собак, которые сильно выли. Четвертую собаку Джек как не производившую вой, не тронули.

Затем районный врач освидетельствован всех казненных и установил, что все они мертвы.

После этого, все трупы были уложены в грузовую автомашину и покрыты белой материей. В том числе: Николай II, его жена, четыре дочери Николая, его сын, фрельна, повар, лакей и доктор, и три собаки." (по воспоминаниям Кабанова)

"В комнату вошли 11 человек: Юровский, его помощник, два члена Чрезвычайной комиссии и семь человек латышей. Юровский выслал меня, сказав: "Сходи на улицу, нет ли там кого и не будут ли слышны выстрелы?". Я вышел в огороженный большим забором двор и, не выходя на улицу, услышал звуки выстрелов. Тотчас же вернулся в дом (прошло всего 2 - 3 минуты времени) и, зайдя в ту комнату, где был произведен расстрел, увидел, что все члены Царской семьи: Царь, Царица, четыре дочери и Наследник уже лежат на полу с многочисленными ранами на телах. Кровь текла потоками. Были также убиты доктор, служанка и двое слуг. При моем появлении Наследник еще был жив - стонал. К нему подошел Юровский и два или три раза выстрелил в него в упор. Наследник затих. Картина убийств, запах и вид крови вызвали во мне тошноту. Перед убийством Юровский раздал всем наганы, дал револьвер и мне, но, я повторяю, в расстреле не участвовал. У Юровского, кроме нагана, был маузер.

По окончании убийства Юровский послал меня в команду за людьми, чтобы смыть кровь в комнате. По дороге в дом Попова мне попали навстречу бегущие из команды разводящие Иван Старков и Константин Добрынин. Последний из них спросил меня: "Застрелили ли Николая II? - Смотри, чтобы вместо него кого другого не застрелили: тебе отвечать придется". Я ответил, что Николай II и вся его семья убиты." (по воспоминаниям Медведева)

"Я предложил всем встать. Все встали, заняв всю стену и одну из боковых стен. Комната была очень маленькая. Николай стоял спиной ко мне. Я объявил, что Исполнительный Комитет Советов Рабочих, Крестьянских и Солдатских Депутатов Урала постановил их расстрелять. Николай повернулся и спросил. Я повторил приказ и скомандовал: «Стрелять». Первый выстрелил я и наповал убил Николая. Пальба длилась очень долго и несмотря на мои надежды, что деревянная стена не даст рикошета, пули от нее отскакивали. Мне долго не удавалось остановить эту стрельбу, принявшую безалаберный характер. Но когда, наконец, мне удалось остановить, я увидел, что многие еще живы. Например, доктор Боткин лежал опершись локтем правой руки, как бы в позе отдыхающего, револьверным выстрелом с ним покончил. Алексей, Татьяна, Анастасия и Ольга тоже были живы. Жива была еще и Демидова. Тов. Ермаков хотел закончить дело штыком. Но, однако, это не удавалось. Причина выяснилась позднее (на дочерях были бриллиантовые панцири вроде лифчиков). Я вынужден был по очереди расстреливать каждого." (по воспоминаниям Юровского)

— большевики и эсеры участвовавшие в расстреле Царской семьи и их воспоминания

С рассветом, трупы убитых вывезли из дома Ипатьева [12] на автомобиле, чтобы сжечь и облить серной кислотой, которую в большом количестве выдал сам комиссар снабжения Урала Войков [13]. Советская власть признала преступление лишь в 1925 году, когда в западной прессе стали обсуждаться результаты расследования Н.Соколова, а сами останки будут найдены уже после развала СССР в 1991 году и спустя 7 лет - 17 июля 1998 года останки членов императорской семьи будут захоронены в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга.

Реакция после расстрела[править]

По воспоминаниям бывшего царского министра и тайного советника Владимира Николаевича Коковцова реакция общественности была такова [14] :

20-го июля или около этого числа, в официальных большевистских газетах появилось известие: об убийстве Государя в ночь с 16-го на 17-ое июля в Екатеринбурге, по постановлению местного Совета солдатских и рабочих депутатов. Приводилось и имя председателя этого подлого трибунала — Белобородова. Говорилось тогда об убийстве одного Государя и упоминалось, что остальные члены Его семьи в безопасности. Сказать, что известие это поразило меня своей неожиданностью, я не могу. Еще в бытность мою на Кавказе, когда мне приходилось слушать кругом меня самые определенные надежды на близкий конец. большевизма, я всегда говорил по поводу перемещения Царской семьи в Тобольск, что это — начало страшного конца, и что гнусная расправа с нею — только вопрос времени. Я не скрывал своего взгляда и говорил многим о том, что думал, и когда мы узнали, что Их увезли в Тобольск, и потом появилось известие, что на Екатеринбург двигаются Чехословаки, нечего было и сомневаться в том, какая участь ожидает их.

На всех, кого мне приходилось видать в Петрограде, это известно произвело ошеломляющее впечатление: одни просто ни поверили, другие молча плакали, большинство просто тупо молчало. Но на толпу, на то, что принято называть «народом» — эта весть произвела впечатление, которого я не ожидал. В день напечатания известия я был два раза на улице, ездил в трамвае и нигде не видел ни малейшего проблеска жалости или сострадания. Известие читалось громко, с усмешками, издевательствами и самыми безжалостными комментариями...

Какое-то бессмысленное очерствение, какая-то похвальба кровожадностью. Самые отвратительные выражения: «давно бы так», «ну-ка — поцарствуй еще», «крышка Николашке», «эх. брат, Романов, доплясался» — слышались кругом, от самой юной молодежи, а старшие либо отворачивались, либо безучастно молчали. Видно было, что каждый боится не то кулачной расправы, не то застенка.
—  Владимир Коковцов

Реакция сейчас[править]

В современной России и зарубежом [15] данное событие рассматривается как убийство и преступление [16], этой позиции придерживается даже официальная телепропаганда РФ [17]. На тему расстрела царской семьи проводятся тематические выставки [18] где рассказывается история преступления большевиков и эсеров, в 2018 году прошёл "Царский Крестный ход" в честь убитой семьи Романовых, в котором приняло участие 100 тысяч человек [19], а Екатеринбургская епархия собирается установить в Александро-Невском Ново-Тихвинском монастыре памятник-стелу из камня, чтобы увековечить память об этом преступлении [20].

Выводы и проявления русофобии[править]

  • Преступление является частью Красного террора
  • Убийство царской семьи было совершенно по приказу большевистской верхушки и Уралсовета, приведено в исполнение большевиками и эсерами.
  • Убийство носило особо жестокий характер, сочетая в себе детоубийство, женоубийство и даже убийство животных.
  • Преступление является частью левой идеологии в России - вина и участие в ней Ленина и партийного руководства отрицается, а вся вина перекладывается на эсеров [21] [22], а часть левых и вовсе не считает произошедшее преступлением, а расследование убийство называет "истерией" и "монархическим плачем" [23].
  • Как часть русофобской политики большевиков во время Гражданской войны в России, данное преступление не может иметь оправданий.


Источники[править]