Путешествие в Сибирь по приказу короля в 1761 году

System-search.svgЭтой статье не хватает существенного анализа явления
Статья станет информативнее и понятнее если расширить анализ описываемого предмета
Французский астроном Жан д’Отрош Шапп

«Путешествие в Сибирь по приказу короля в 1761 году» — двухтомное произведение французского адъюнкта-астронома Жана д’Отроша Шаппа [1], изданное во Франции в 1768 г., в котором содержалось большое количество антирусских мифов, в том числе о русском пьянстве, деспотизме и отсталости. Полное название книги таково - «Voyage en Siberie, fait par ordre du Roi en 1761 contenant les moeurs, les usages des Russes, et l'etat actuel de cette puissance; la description geographique & le nivellement de la route de Paris a Tobolsk, l'histoire naturelle de la meme route, des observations astronomiques» - «Путешествие в Сибирь по приказанию короля в 1761 г., содержащее описание нравов, обычаев русских и современное состояние этой державы: географическое описание с указанием высот местности по пути из Парижа в Тобольск, естественную историю этого пути, астрономические наблюдения и опыты с природным электричеством». Книга была уникальной и фактически создала путевые заметки, как литературный жанр [2], а также косвенно подтолкнула Османскую империю к войне против России в 1768 году.

Написание книги и реакция на неё[править]

Гравюра Жана Батиста Лепренса

В 1761 году адъюнкт-астроном Жан д’Отрош Шапп отправился в город Тобольск, для наблюдения за Венерой, где пробыл с 10 апреля по 28 августа 1761 года. Во время путешествия аббат посетил Ригу, Петербург, Тверь, Клин, Москву, Нижний Новгород, Казань, Чебоксары, Космодемьянске, Вятку, Соликамск и другие города, а также важные экономические объекты, например Суксунский завод [3]. Астроном не знал русского языка, поэтому в книге часто встречаются неточные название русских городов и поселений, а также путаница с именами и географическими ориентирами. В путешествие с ним направился [4] художник Жан Батист Лепренс, который в последствии сделал гравюры для книги. Там они пробыли полгода, после чего вернулись в Петербург в 1762 году, где встретились с Михаилом Ломоносовым для обмена научными данными [5], однако в результате беседы между Ломоносовым и Отрошем возник конфликт, который Ломоносов в 1764 году описал так :

Известно, что и здесь издаваемые о России чрез иностранцев известия не всегда без пороку и без ошибок, служащих России в предосуждение: сверх того, Гмелин и Шапп не доброхотные [6] (вражеские, недружелюбные) нам примеры показали.
—  Михаил Ломоносов в 1764 году

В 1768 году Отрош опубликовал свой двухтомник в Париже при поддержке Французской академии наук, где называл Россию «дикой», а русский народ «невежественным» и «рабским». Яркая антирусская направленность произведения вызвала возражение в европейской научной среде, например французского философа Дени Дидро и немецкого публициста Фридриха Мельхиора Гримма [7].

Полемическое сочинение Екатерины II

Книга запустила цепную реакцию внутри России и в 1770 году императрица Екатерина II и Екатерина Дашкова написали в ответ полемическое сочинение на французском языке «Антидот» [8] [9], а само «Путешествие» попало под запрет в России.

Эта ложь по крайней мере столь-же груба и нелепа, как сказка о любовных похождениях погонщиков мулов с Вавилонскими дамами.
—  Императрица Екатерина II и Екатерина Дашкова, отрывок из «Антидота», 1770 год

При всей политической ангажированности книги и её откровенной русофобии, в ней содержались полезные данные [10] :

  • Первые количественные представления о рельефе России вдоль шестидесятой параллели.
  • Исходные сведения об атмосферном электричестве в азиатской части континента.
  • Первые геомагнитные данные об Урале.

Политическая ангажированность[править]

Жан д’Отрош Шапп описал русских как народ, страдающий от алкоголизма [11], сексуальных девиаций, необразованный и отсталый, особенно аббата поразила баня и использование кнута в качестве наказания. Произведение идеально подходило французскому императору Людовику XV, который не был заинтересован в усилении влияния России в Европе. Ему хотелось представить восточного соседа как государство варварское, принимаемое в расчет, лишь поскольку оно способно собрать внушительное воинство.

В Путешествии Отрош исказил историческую реальность и манипулируя с цифрами сделал следующие выводы [12] :

  • Занизил население Российской империи в полтора раза, сделав вывод о массовом вымирании.
  • Занизил бюджет Российской империи в два раза, сделав вывод о нищете.
  • Занизил количество войск и сделал вывод, что из 300 тысяч солдат (заниженная цифра), боеспособны 30-50 тысяч.

Данные представленные в этой книге имели и политические последствия - Османская империя приняв фальшивые статистические данные за правду, начала Русско-турецкую войну 1768-1774 годов [13], после нападения Крымского Ханства на Российские южные губернии.

Выводы и проявления русофобии[править]

  • Данный миф используется в качестве доказательства тезиса о отсталости русского этноса, его не способности к существованию и отрицания его права на существование.
  • Миф отрицает саму вероятность того, что русские люди и их культура относятся к числу важнейших культур в мировой истории, а следовательно принижает и оскорбляет русских и их культуру.
  • Миф основан на прямой лжи и подлоге, а также был оспорен и раскритикован сразу после своего появления.
  • Данные из двухтомника «Путешествие в Сибирь по приказу короля в 1761 году» подтолкнули Османскую империю к началу войны против Российской империи.
  • Миф активно ангажировался французским обществом и императором Людовиком XV, в политических и экономических интересах Франции.

Исторический анализ[править]

Произведение Жана д’Отроша Шаппа стало первым русофобским произведением, которое к тому же получило распространение благодаря антирусским настроениям. Данные настроения были следствием усиления Российской империи, что шло вразрез с интересами Франции и Османской империи, которые и раздували интерес к «Voyage en Siberie» из экономических, военных и политических интересов. Таким образом, в дальнейшем Российская Империя и её жители, рассматривались во Французском и Турецком обществе воспринималась через призму антирусского произведения. Поэтому стоит рассматривать этот двухтомник как пример первой русофобии, официально поддерживаемой политиками и имевшего политические последствия в виде войны.

Источники[править]