Мы должны поставить себя в неравное положение в смысле еще больших уступок национальным течениям

Николай Бухарин - советский революционер и партийный деятель

«Мы должны поставить себя в неравное положение в смысле еще больших уступок национальным течениям» - цитата из выступления Николая Бухарина на двенадцатом съезд РКП(б), который проходил с 17 по 25 апреля 1923 года. Данную цитату стоит расценивать как русофобскую, т.к. Бухарин прямо призывает ограничить русских в правах в пользу других наций и этносов.

Полная цитата[править]

С 17 по 25 апреля 1923 года в Москве проходил двенадцатый (12) съезд РКП(б) (Российская Коммунистическая партия (большевиков)) [1], на котором выступал Николай Бухарин, на тот момент кандидат в члены Политбюро ЦК РКП(б) и член ЦК партии. В своём выступлении, 24 апреля 1923 года [2], Николай Бухарин позволил себе следующие высказывания [3] [4] [5]:

Сущность ленинизма по национальному вопросу у нас заключалась в первую очередь в борьбе с основным шовинизмом, который у нас есть, с великорусским шовинизмом. Тов. Сталин здесь говорил совершенно правильно, что девять десятых вопроса заключается в великорусском шовинизме, а остальная часть заключается в местном шовинизме. И тут, товарищи, нам надо отдать себе в этом ясный отчет. И если мы в вопросе о великорусском шовинизме не поведем настоящей линии, то тогда эта неправильная политика, как по цепочке, будет отражаться на целом ряде местных шовинизмов. Если русские позволили бы себе взять неправильную линию, то и другая нация, например Грузия, позволит взять себе националистическую линию, третья нация позволит взять себе неправильную линию, и, таким образом, мы сами будем питать этот местный национализм и местный шовинизм.

Если мы ударим по первому звену национализма, по самому главному и по самому основному, тем самым мы ударим по этим промежуточным звеньям вплоть до самых низших «местных» шовинизмов. И в этом весь вопрос. Нельзя даже подходить здесь с точки зрения равенства наций, и т. Ленин неоднократно это доказывал. Наоборот, мы должны сказать, что мы в качестве бывшей великодержавной нации должны идти наперерез националистическим стремлениям и поставить себя в неравное положение в смысле еще больших уступок национальным течениям. Только при такой политике, идя наперерез, только при такой политике, когда мы себя искусственно поставим в положение, более низкое по сравнению с другими, только этой ценой мы сможем купить себе настоящее доверие прежде угнетенных наций.
— Николай Бухарин

Данное выступление вызвало негативную реакцию даже у такого известного русофоба, как Иосифа Сталина, который 25 апреля 1923 года, на том же съезде высказал следующее мнение [6] [7]:

Товарищи, раньше, чем перейти к сообщению о работах секции по национальному вопросу, разрешите мне сделать возражение ораторам, высказывавшимся по моему докладу, по двум основным пунктам. Это отнимет всего около 20 минут, не больше. Первый вопрос — это вопрос о том, что одна группа товарищей, во главе с Бухариным и Раковским, слишком раздула значение национального вопроса, преувеличила его и из-за национального вопроса проглядела вопрос социальный,— вопрос о власти рабочего класса. А между тем ясно для нас, как для коммунистов, что основой всей нашей работы является работа по укреплению власти рабочих, и после этого только встает перед нами другой вопрос, вопрос очень важный, но подчиненный первому,— вопрос национальный. Говорят нам, что нельзя обижать националов. Это совершенно правильно, я согласен с этим,— не надо их обижать. Но создавать из этого новую теорию о том, что надо поставить великорусский пролетариат в положение неравноправного в отношении бывших угнетенных наций,— это значит сказать несообразность. То, что у т. Ленина является оборотом речи в его статье, т. Бухарин превратил в целый лозунг. А между тем ясно, что политической основой пролетарской диктатуры являются прежде всего и главным образом центральные районы, промышленные, а не окраины, которые представляют собой крестьянские страны. Ежели мы перегнем палку в сторону крестьянских окраин, в ущерб пролетарским районам, то может получиться трещина в системе диктатуры пролетариата. Это опасно, товарищи. Нельзя пересаливать в политике так же, как нельзя не досаливать.

<…>

Второй вопрос — это о шовинизме великорусском и о шовинизме местном. Тут выступали т. Раковский и особенно т. Бухарин, который предложил выкинуть пункт, говорящий о вреде местного шовинизма. Дескать, незачем возиться с таким червячком, как местный шовинизм, когда мы имеем такого «Голиафа», как великорусский шовинизм. Вообще у т. Бухарина было покаянное настроение. Это понятно: годами он грешил против национальностей, отрицая право на самоопределение,— пора, наконец, и раскаяться. Но, раскаявшись, он ударился в другую крайность. Курьезно, что т. Бухарин призывает партию последовать его примеру и тоже покаяться, хотя весь мир знает, что партия тут ни при чем, ибо она с самого начала своего существования (1898 г.) признала право самоопределения, и, стало быть, каяться ей не в чем. Дело в том, что т. Бухарин не понял сути национального вопроса. Когда говорят, что нужно поставить во главу угла по национальному вопросу борьбу с великорусским шовинизмом, этим хотят отметить обязанности русского коммуниста, этим хотят сказать, что обязанность русского коммуниста самому вести борьбу с русским шовинизмом. Если бы не русские, а туркестанские или грузинские коммунисты взялись за борьбу с русским шовинизмом, то их такую борьбу расценили бы, как антирусский шовинизм. Это запутало бы все дело и укрепило бы великорусский шовинизм. Только русские коммунисты могут взять на себя борьбу с великорусским шовинизмом и довести ее до конца. А что хотят сказать, когда предлагают борьбу с местным антирусским шовинизмом? Этим хотят отметить обязанность местных коммунистов, обязанность нерусских коммунистов бороться со своим шовинизмом. Разве можно отрицать, что уклоны к антирусскому шовинизму имеются? Ведь весь съезд увидел воочию, что шовинизм местный, грузинский, башкирский и пр. имеется, что с ним нужно бороться. Русские коммунисты не могут бороться с татарским, грузинским, башкирским шовинизмом, потому что если русский коммунист возьмет на себя тяжелую задачу борьбы с татарским или грузинским шовинизмом, то эта борьба его будет расценена, как борьба великорусского шовиниста против татар или грузин. Это запутало бы все дело. Только татарские, грузинские и т. д. коммунисты могут бороться против татарского, грузинского и т. д. шовинизма, только грузинские коммунисты могут с успехом бороться со своим грузинским национализмом или шовинизмом. В этом обязанность нерусских коммунистов. Вот почему необходимо отметить в тезисах эту двустороннюю задачу коммунистов русских (я имею в виду борьбу с великорусским шовинизмом) и коммунистов нерусских (я имею в виду их борьбу с шовинизмом антиармянским, антитатарским, антирусским). Без этого тезисы выйдут однобокими, без этого никакого интернационализма ни в государственном, ни в партийном строительстве не создать.

— Иосиф Сталин

Анализ[править]

  • Данную цитату стоит расценивать как русофобскую, т.к. Бухарин прямо призывает ограничить русских в правах в пользу других наций и этносов.
  • Бухарин отрицает даже саму возможность равенства между русскими и другими нациями в правах.
  • Даже такой видный русофоб как Иосиф Сталин выступил с критикой Бухарина.
  • Бухарин является автором другой русофобской цитаты - Вопрос о русском шовинизме есть альфа и омега всей нашей национальной политики.

Источники[править]