Кун, Бела

Бела Морисович Кун

Бела Морисович Кун (родился - 20 февраля 1886, деревня Леле, Румыния, умер - 29 августа 1938, Москва) - венгерский и советский политический и военный деятель. В результате своей политической и военной деятельности прошёл путь от участника российского социал-демократического движения и члена РСДРП (с 1918 года), лидера Венгерской социалистической республики (1919), Председателя Крымского обкома РКП(б) (1920-1921) и члена Исполкома и Президиума Коминтерна (1921-1928). Воевал в Первой Мировой Войне против Российской империи в составе австро-венгерской армии и в 1916 году попал в русский плен, где сразу стал коммунистическим агитатором.

Стал известен как непосредственный руководитель массовых убийств в Крыму в 1920-1921 году и как участник провального социалистического проекта в Венгрии просуществовавшего 133 дня. По иронии судьбы попал под Сталинские репрессии в 1937 году и 29 августа 1938 скончался после пыток сотрудников НКВД [1].

Красный террор в Крыму[править]

Красный террор в Крыму был обоснован постановление СНК РСФСР от 05.09.1918, который формально перестал действовать 6 ноября 1918 года, но фактически продолжал действовать во время Гражданской войны [2].

СОВЕТ НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ РСФСР

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 5 сентября 1918 года

О КРАСНОМ ТЕРРОРЕ

Совет Народных Комиссаров, заслушав доклад Председателя Всероссийской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности о деятельности этой Комиссии, находит, что при данной ситуации обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью; что для усиления деятельности Всероссийской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности и внесения в нее большей планомерности необходимо направить туда возможно большее число ответственных партийных товарищей; что необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях, что подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам; что необходимо опубликовывать имена всех расстрелянных, а также основания применения к ним этой меры.
—  Д. Курский

Подписали :

  • Народный Комиссар Юстиции - Д.Курский
  • Народный Комиссар по Внутренним Делам - Г.Петровский
  • Управляющий Делами Совета Народных Комиссаров - В.Бонч-Бруевич

Своё начало красный террор в Крыму берёт 17 ноября 1920 года, когда был принят Приказ Крымревкома № 4 [3], который поставил убийства на поток.

I

Всем иностранно-подданным, находящимся на территории Крыма, приказывается в 3-дневный срок явиться для регистрации. Лица, не зарегистрировавшиеся в указанный срок, будут рассматриваться как шпионы и преданы суду Ревтрибунала по всем строгостям военного времени.

II

Все лица, прибывшие на территорию Крыма после ухода Советской власти в июне 1919 года, обязаны явиться для регистрации в 3-дневный срок. Неявившиеся будут рассматриваться как контрреволюционеры и предаваться суду Ревтрибунала по всем законам военного времени.

III

Все офицеры, чиновники военного времени, солдаты, работники в учреждениях добрармии обязаны явиться для регистрации в 3-дневный срок. Неявившиеся будут рассматриваться как шпионы, подлежащие высшей мере наказания по всем строгостям законов военного времени.

— Крымревком

Подписали:

  • Пред.Ревкома - Бела Кун
  • Управделами - Яковлев
  • Ответственный секретарь - Землячка

Уничтожению подлежали все лица, подпадавшие в указанные в соответствующих категориях. Таким образом, насильственно зарегистрировав всех неугодных в Крыму, карательные органы РСФСР могли ликвидировать русских офицеров, интеллигентов и неугодных иностранцев.

В марте 1921 года террор пошёл на спад, после того как большевик и представитель татарского бюро Крымского обкома РКП(б) Султан-Галиев написал докладную записку на имя Сталина [4]:

Первой и очень крупной ошибкой в этом отношении явилось слишком широкое применение в Крыму красного террора. По отзывам самих крымских работников, число расстрелянных врангелевских офицеров достигает во всем Крыму от 20 до 25 тысяч. Указывают, что в одном лишь Симферополе расстреляно до 12 000. Народная молва превозносит эту цифру для всего Крыма до 70 000…

Самое скверное, что было в этом терроре, так это то, что среди расстрелянных попадало очень много рабочих элементов и лиц, отставших от Врангеля с искренним и твёрдым решением честно служить Советской власти. Особенно большую неразборчивость в этом отношении проявили чрезвычайные органы на местах. Почти нет семейства, где бы кто-нибудь не пострадал от этих расстрелов: у того расстрелян отец, у этого брат, у третьего сын и т. д.

Но что особенно обращает на себя в этих расстрелах, так это то, что расстрелы проводились не в одиночку, а целыми партиями, по нескольку десятков человек вместе. Расстреливаемых раздевали донага и выстраивали перед вооружёнными отрядами. Указывают, что при такой «системе» расстрелов некоторым из осуждённых удавалось бежать в горы. Ясно, что появление их в голом виде почти в сумасшедшем состоянии в деревнях производило самое отрицательное впечатление на крестьян. Они их прятали у себя, кормили и направляли дальше в горы…

Такой бесшабашный и жестокий террор оставил неизгладимо тяжёлую реакцию в сознании крымского населения. У всех чувствуется какой-то сильный, чисто животный страх перед советскими работниками, какое-то недоверие и глубоко скрытая злоба…

На маленькой территории Крыма существует 3 органа по борьбе с контрреволюцией: особый отдел 4-й армии, Крым. ЧК и особый отдел морского ведомства (вместо бывшей морской царской охранки), действующий на протяжении 50-ти вёрст береговой полосы. Помимо них, на местах существуют ещё уездные политотделы, которые ведут параллельную работу в этой же области. Никакого разграничения их компетенцией на деле не существует. Каждый действует по своему усмотрению.
— М. Султан-Галиев

Итогом этой докладной записки стало направление специальной комиссии ЦК РКП(б) и Совета народных комиссаров. Член этой комиссии, посланец наркомата по делам национальностей З. Х. Булушев 12 мая 1921 года писал из Крыма Сталину: «…Вся крымская власть — назначенцы, ничего общего не имеющие с местным населением… Крестьяне видят в советской власти ещё большего эксплуататора, чем царизм» [5] и под давлением наркомата по делам национальностей Красный террор в Крыму пошёл на спад.

Военные преступления против русского народа[править]

В результате геноцида русских, потери среди населения Крыма были таковы: [6] [7] [8]

  • Советская историография - 20 или 70 тысяч человек.
  • Постсоветская историография - 52 тысячи человек.
  • Историография в русской эмиграции по свидетельствам очевидцев - 120 тысяч человек.
  • Таким образом, в результате деятельности коммунистов в Крыму, общее количество жертв за период с 1920 по 1921 год составило от 20 до 120 тысяч человек.

Культурное и историческое наследие[править]

В честь военного преступника названы:

  • площадь в Москве (район Гольяново)
  • улица в Санкт-Петербурге (Фрунзенском район)
  • улица в Симферополе
  • улица в Томске
  • улица в Лысьве (Пермский край).

Также был увековечен в почтовой Советской марке 1986 года [9].

Окончание жизни[править]

В отличие от Землячки, имевшей тёплые отношения со Сталиным, Бела Куна не обошла карательная система Сталинского СССР и он был посажен в тюрьму. Перед арестом он работал в издательстве «Гослит», занимался переводами с венгерского стихи поэта w:Шандор Петёфи Шандора Петёфи. Кун был арестован в 1937 году за «руководство контрреволюционной террористической организацией». В течение 1937 и 1938 года подвергался пыткам, а 29 августа 1938 года приговорён Военной коллегией Верховного Суда СССР к расстрелу, однако до него не дожил - он умер во время пыток в тот же день [10]. Захоронен на полигоне «Коммунарка».

Выводы[править]

  • Красный террор в Крыму, под руководством Белы Куна привёл к геноциду и убийству более 20 тысяч человек на территории Крыма, большая часть убитых были этническими русскими, украинцами и татарами.
  • Нет ни одной внятной причины, считать Бела Куна и его политику по отношению к русскому народу адекватной, гуманной и полезной: в результате применения террора русский народ перенёс одно из самых страшных потрясений за всю историю человечества.
  • Действия Бела Куна являются одними из самых русофобских и античеловечных, оправдание их, а тем более применение, является русофобским действием и не может быть оправдано.


Источники[править]