Коренизация

«Сын, поступи в школу красных старшин и защита советской Украины обеспечена», 1921 год

Коренизация — национальная политика СССР стимулировавшая развитие всех национальных культур кроме русской и ассимиляцию русского населения в местные культуры. Главной особенностью политики коренизации было ущемление прав русского народа на его исторических землях Украины, Белоруссии, Южной Сибири, а так же в местах его компактного расселения на окраинах бывшей империи. Ущемление прав проявлялось как в открытой форме, в виде принудительного изучения языка титульной нации, дискриминации при приёме на работу или учёбу в ВУЗы и СУЗы, так и в неявной форме, в виде преподнесения истории русских как истории хищнической нации грабителей и захватчиков, угнетавших народы, живущие по соседству. Главным проявлением русофобии в коренизации была деформация русской национальной идентичности жителей союзных республик, с их заменой на новосозданные национальные идентичности в Белоруссии или на Украине. Там, где это невозможно было сделать в виду очевидной разницы между русским и коренным населением, проводилась политика дискриминации русского населения в пользу коренного.

История явления[править]

Политика коренизации с самого начала была частью большевистской идеологии. Ещё до Первой русской революции 1905-1907 годов В.И. Ульянов в своих программных статьях для социал-демократической печати указывал на то, что партия большевиков должна привлекать на свою сторону "все угнетённые царизмом меньшинства", чтобы объединить их в единый антигосударственный фронт[1]. Тогда же, исходя из марксистского постулата об угнетении классом-гегемоном подчинённых классов социал-демократические теоретики (в первую очередь Ленин и Александр Богданов) вывели теорию о присущей для всех империалистических государств национальной гегемонии и национальном гнёте, в соответствии с которой, в любой империалистической стране возникает угнетение малых наций и этнических групп господствующей нацией.[2][3]

В своей работе "Марксизм и национальный вопрос" Иосиф Сталин дал следующее определение понятию "нация", которое стало господствующим для большевистской идеологии и науки на все последующие года вперёд: Нация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры.[4].

Таким образом, уже к 1917 году в дискурсе большевиков существовали понятия "нации-гегемона", роль которой отводилась русскому народу, и "угнетённых наций", роль которых отводилась всем остальным народам Российской Империи.

Проведение политики коренизации[править]

Несмотря на то, что уже в 1918 году возникли советские республики на территории Белоруссии и Украины, в академической среде принято считать началом политики коренизации, именно как конкретного комплекса мер, предпринимаемых различными государственными и партийными органами РСФСР, БССР и УССР, 1923 год. С 17 по 25 апреля 1923 года в Москве проходил XII съезд РКП(б), в рамках которого состоялся доклад И.В. Сталина "Национальные моменты в партийном и государственном строительстве". Занимавший к тому моменту уже почти пять лет должность народного комиссара по делам национальностей (наркомнац) И.В. Сталин в своём докладе не только обобщил ту сумму и действий в области национальной политики, которую реализовывали большевики, и полученный из неё опыт. Основной вопрос, поднятый Сталиным, касался отношения партии большевиков к ленинскому лозунгу о праве наций на самоопределение, вплоть до отделения. Во время Гражданской войны этот лозунг помог значительно смягчить отношение национальных окраин к советской власти и послужил почвой для ряда соглашений, направленных против белогвардейских сил. С другой стороны, использование этого лозунга могло привести к возникновению национального сепаратизма в СССР.

Ленин и сторонники его точки зрения считали, что партия большевиков не имеет права отказываться от принятого в самые первые дни, после Октябрьского переворота, лозунга "право наций на самоопределение вплоть до отделения", так как реализация этого лозунга в рамках большевистской политики помогает сплотить вокруг советской власти "угнетаемый" ранее пролетариат и крестьянство "угнетённых" народов Российской Империи, а, потенциально, и всего мира. Противники же Ленина считали, что данный лозунг наоборот служит объединением для всех контрреволюционных сил, так как предоставляет возможность сплочения национальных буржуазии и пролетариата на почве свежеобретённой независимости. В конечном итоге, победила ленинская точка зрения, гласившая, что партия большевиков должна приложить максимум усилий для развития самобытных национальных культур, так как это, во-первых, привлечёт на сторону партии большевиков "освобождённые от ига царизма" народы, а, во-вторых, сможет поработать на ослабление "великорусского шовинизма", с которым Ленин боролся ещё с 1914 года, критикуя действия царского правительства в контексте Первой Мировой войны[5].

По итогам съезда, в основу коренизации легло представление о том, что главной целью советской национальной политики является широкое развитие национальных движений народов советских республик. Считалось, что развитие национальной самобытности народов СССР поможет большевикам, за счёт объединения под властью РКП(б) всех народов СССР, эффективно противостоять угрозе великорусского национализма. Великорусский национализм считался единственной силой, способной консолидировать большинство населения России против коммунистической диктатуры. Особенно энергично на этом настаивал Ленин, выдвигавший лозунг борьбы "со всяким национализмом, и в первую голову с национализмом великорусским"[6]. Основной марксистский тезис о существовании "отсталых" народов, угнетаемых господствующей нацией, использовался здесь в качестве обоснования для стремительной модернизации свежесозданных национально-административных образований, во многом за счёт сверхэксплуатации ресурсов РСФСР. Благодаря представлению о том, что все народы России ранее угнетались русским царизмом и искусственно удерживались в отсталом относительно русских положении, оптимальной целью коренизации считалось не интеграция множества культур в одну основную, а создание множества советских культур примерно одного уровня социально-экономического развития.

Практическая же реализация данной политики была возложена на народные комиссариаты по делам национальностей (наркомнац) и просвещения (наркомпрос) и была направлена на создание новых наций, исходя из сталинского определения нации, которое не допускало возможности того, что какая-то нация не может существовать, вопреки воле партийного центра. Если в руководящих документах партии написано, что нации исторически сложились, у них есть общие язык, культура и экономическая система хозяйствования, значит, они есть и осталось их только найти.

Основным направлением политики коренизации была стимуляция развития максимально возможного количества национальных движений народов бывшей Российской Империи, в том числе и из числа самих русских, что привело к возникновению Белоруссии и Украины как самостоятельных антирусских государств на территориях традиционного расселения русского народа в Западном Крае, как до революции было принято называть территории нынешних Белоруссии, Украины и Виленскую губернию Литвы, и значительному сокращению территории России до границ современной РФ. Антирусскость данных государств проявлялась в отрицании единства с Россией и русскими, вместо которого предлагалась идея "трёх братских народов", провозглашавших великороссов, белорусов и украинцев не тремя ветвями одного народа, а тремя разными, пусть и близкими друг другу, нациями. Государственно-партийная политика на всех уровнях была направлена на создание новых национальных культур. Для этого в национальных республиках работали школы, СМИ, культурные учреждения на национальных языках, создавались национальные вузы и академии, вводились механизмы квот при приёме на работу или учёбу, где главными критериями были знание национального языка и принадлженость к титульной нации. Возникшие в результате коренизации национальные культуры преподносились как самобытные и уникальные. При этом в лучшем случае они представляли собой значительно раскрученный сельский эрзац русской или польской культуры (ситуация характерная для Белоруссии и Украины) или же просто имело место создание с нуля современных культур модерно-городской жизни в Средней Азии и Поволжье, среди кочевых или сугубо сельских народов.

Коренизация в Белоруссии и на Украине[править]

В рамках проводимой политики коренизации на территории Белоруссии были созданы Минский университет, Академия наук Белорусской ССР, одним из руководителей которой стал убеждённый белорусский националист Вацлав Ластовский. Русское население Белоруссии подверглось насильственному изучению белорусского языка и свежесозданной, на основании деревенского западнорусского фольклора, белорусской культуры. Современный русский публицист и историк Кирилл Аверьянов-Минский указывал на то, что искусственное насаждение белорусского языка приводило к конфликту между коренизаторами и предполагаемыми белорусами, так как те просто не понимали языка, которому их пытались научить, выдавая его за их родной.

Нигде вы не услышите среди простого населения тот язык, который якобы «воспроизводится» правящими сферами, который они стараются сделать языком всех белорусов, т. е. тот язык, который даётся в Минске по особой терминологии. В основу этого языка положено минско-полесское наречие, и в него введена масса польских слов (до 45-50 %). Вот почему, когда вы говорите с белорусом, вы прекрасно его понимаете, и он вас понимает. А вот когда вы ему станете читать издаваемую в Минске на белорусском языке по новой терминологии газету «Савецкая Беларусь», то ваш собеседник только глаза пучит. «На каком это языке газета написана?» — недоумевает он.[7]

Навязывание искусственно созданного путём скрещивания польского языка и западнорусского деревенского говора языка привело к резкому отторжению со стороны местного населения, но народное возмущение, не шедшее дальше коллективных писем, сталкивалось с советской репрессивно-государственной машиной.

Меры, проводимые на Украине, мало чем отличались от подобных тем, что были в Белоруссии. Если в АН БССР был белорусский националист Ластовский, то в АН УССР оказался один из творцов "самостийной" Украинской народной республики, профессор Львовского университета и убеждённый украинский националист Михаил Грушевский, автор тенденциозного труда "История Украины-Руси", в котором впервые был выдвинут тезис о сугубо "украинском" характере древнерусской государственности.

Незнание государственных языков данных республик каралось по закону, для занятия руководящих должностей требовалось обязательное их знание, а сами республики прирастали русскими землями. К Белорусской ССР были присоединены Витебск и Гомель, с окрестностями, отрезанные от Смоленской области РСФСР, в то время как к Украинской ССР последовательно при Ленине были присоединены бывшие Новороссийские губернии, а уже при Н.С. Хрущёве в состав Украины вошёл Крым.

Анализ явления[править]

Сама политика коренизации была русофобской на двух уровнях — практическом и теоретическом.

На теоретическом уровне, обоснованием политики коренизации был тезис о великорусском народе-держиморде, народе-угнетателе. Таким образом, русскому народу навязывалось чувство ложной вины за якобы года угнетения и притеснения остальных народов Российской Империи, а сама история русского народа представлялась в виде трагедии, где русским было отведено место главных злодеев. Работая на воспитание чувства коллективной вины, данная концепция сильно вредила и продолжает вредить политической субъектности русского народа, представляя её безграмотным и неотёсанным коллективным дураком-преступником. Так же эта концепция породила целый ворох сопутствующих ей и популярных в русофобской среде дискурссивных концептов о русском народе, как народе-фашисте, о вековой злости и грубости русских, что способствует возобновлению ряда русофобских стереотипов.

На практическом же уровне, политика коренизации привела к целенаправленным притеснениям русского населения по национальному признаку в союзных республиках, ограничению их политических прав, насильственной коррекции русской национальной идентичности с её заменой на другую, антирусскую по своей природе. Ещё одним последствием практической реализации политики коренизации является то, что коренные западнорусские земли стали территорией независимых Белоруссии и Украины. Данная политика привела к формированию современных нам границ советских республик, в рамках которых, за пределами России оказались миллионы русских, оказавшиеся на своей родной земле в положении чужаков. Так как политика коренизации сформировала новые границы между советскими республиками, то она сформировала и те проблемы, которые русский народ унаследовали от советского режима. Среди них разделённость русского народа, его угнетённое положение за пределами РФ, проблемы с национальной идентичностью русских за пределами России.

Заключение[править]

Подводя итоги, стоит сказать, что политика коренизации была не завершена, а лишь остановлена в 1939 году, т.к. основные её цели, а именно, создание самостоятельных национальных государств и наций, пусть и в рамках СССР, были полностью достигнуты. Косвенным примером данного утверждения может служить как и то, что в 1940 году, после, казалось бы, завершения политики коренизации из отошедших к СССР по итогам Советско-финской войны территорий Карелии была создана новая союзная республика — Карело-Финская ССР, со всеми присущими союзной республике атрибутами от государства до культуры. В том же 1940 году Молдавская АССР в составе УССР становится ещё одной союзной республикой, союзными республиками становятся и страны Прибалтики, занятые советскими войсками, в соответствии с Пактом Молотова-Риббентропа. Так же стоит отметить и то, что остановленные процессы коренизации не были повёрнуты вспять. У национально-административных образования оставались все атрибуты государственности, продолжалось существование самостоятельных языков, структур культуры и преподавания на них. Самое главное — не изменилось положение русского народа в рамках СССР, за счёт которого было организованно торжество национальных культур. Во всех конституциях СССР присутствовал пункт о праве на сецессию для союзных республик, послуживший основанием для выхода союзных республик из состава СССР в 1989-1991 годах.

Как правило, временные рамки коренизации принято ограничивать 1918-1939 или 1923-1939 годами, что позволяет современным сталинистам и им сочувствующим говорить о том, что Сталин, будучи русским патриотом, прекратил политику создания в СССР новых национальных культур и решительно противостоял русофобским национализмам. Русофобы-антисталинисты из числа т.н. "либеральной интеллигенции" и солидаризующиеся с ними националисты народов бывшего СССР любят называть 1939 год концом политики коренизации, вызванной великорусским шовинизмом Иосифа Сталина. В обоих случаях, сторонники данной точки зрения совершают ошибку подмены, изыскивая в мотивации поступков Сталина следы русского национализма. Реальной же причиной окончания политики коренизации было стремление И.В. Сталина максимально поставить под свой контроль все элиты союзных республик, заменив "старую ленинскую гвардию" на верных себе людей, чтобы консолидировать советское общество и государство под своим руководством, на фоне надвигавшейся Второй Мировой войны.

Дальнейшее чтение[править]

Основным исследованием, наиболее полно описывающим большевистскую политику коренизации, стоит признать работу американского историка канадского происхождения Терри Мартина "Империя положительной деятельности": нации и национализм в СССР, 1923-1939, изданную на русском языке в 2011 году в московском издательстве РОССПЭН. В качестве хорошего, но редкого научпопа по теме коренизации стоит отметить и статьи "Каганович и коренизация Украины" и "Коренизация Белоруссии: как Советы растили нации", написанные Евгением Политдругом и Кириллом Аверьяновым-Минским для сайта "Спутник и Погром".

Примечания[править]

  1. Перри Андерсон. Перипетии Гегемонии. М.: Изд-во Института Гайдара, 2018. С. 36.
  2. В.И. Ленин. О праве наций на самоопределение.
  3. В.И. Ленин. Империализм как высшая стадия капитализма.
  4. И.В. Сталин. Марксизм и национальный вопрос.
  5. Терри Мартин. Империя "положительной деятельности": нации и национализм в СССР, 1923-1939. М.: РОССПЭН, 2011. С. 13.
  6. Ленин В.И. О праве наций на самоопределение. С. 277, 275-276, 319.
  7. https://sputnikipogrom.com/russia/west/9917/plus-korenizatsiya-vsej-strany/