Жавнерович, Михал Кузьмич

Жавнерович Михал Кузьмич - следователь БССР, виновный в сокрытии преступлений и пытках

Жавнерович, Михал Кузьмич (1919 - 1987) - Следователь по особо важным делам Прокуратуры БССР, участник ВОВ и партизан. Был признан виновным в превышении должностных полномочий, сокрытии преступлений (изнасилований и убийств), некомпетентности и пытках [1]. Избежал уголовного наказания за участие в ВОВ и из-за амнистии в честь 70-летиия Октябрьской революции. В результате действий Жавнеровича было посажено как минимум 19 невиновных, 1 из них расстрелян, часть подозреваемых стали инвалидами или покончили с собой. Точное количество жертв действий Жавнеровича установить невозможно.

Михал Кузьмич Жавнерович имеет отношение к осуждению невиновных по делу «Витебского душителя».

Работа следователем[править]

Михал Жавнерович работал в прокуратуре БССР с 1944 года, стал следователем по особо важным делам Прокуратуры Республики Беларусь (БССР) в 1960 году и имел безупречную репутацию [2], за что его прозвали «Белорусским Мэгре». Считалось, что Жавнерович является уникальным специалистом, т.к. у его дело была стопроцентная раскрываемость [3]. Работу Жавнеровича в качестве следователя высоко ценили - он кавалер ордена Трудового Красного Знамени, удостоен звания «Заслуженный юрист Белорусской ССР» [4]. Именно Жавнерович вёл крайне резонансные в советском обществе дела - Мозырское дело и дело Витебского душителя и как выяснит следствие в дальнейшем, своей работой только саботировал раскрытие преступления и сам являлся преступником.

Преступления[править]

За всё время своей трудовой деятельности, Жавнерович расследовал множество уголовных дел, однако, хорошо известны два его резонасных дела, в которых с подачи следователя скрывались улики, применились пытки и психологическое воздействие. В конечном итоге, именно из-за действий Жавнеровича были посажены 19 невиновных человек и один был расстрелян:

  • Мозырское дело - из-за сокрытия улик, применения пыток и психологического давления, пять человек оговорили себя и были признаны виновны в убийстве инспектора рыбоохраны и следователя прокуратуры в 1981 году. Всех пятерых освободили после того как в 1983 году нашлись настоящие убийцы инспектора и следователя [5].
  • Дело Витебского душителя - из-за сокрытия улик, применения пыток и психологического давления, 12 человек оговорили себя (один не признал вину, второй сидел в СИЗО) и 14 человек были посажены, один из них был расстрелян, другой стал инвалидом. Подробнее читайте здесь - Осуждение невиновных по делу «Витебского душителя».

Расследование деятельности Жавнеровича[править]

Каждый человек - преступник. Он еще не совершил преступление, но может совершить!
—  Михал Жавнерович

Расследование деятельности МВД и Прокуратуры БССР после поимки маньяка Михасевича, установило множественные преступления и установило, что Жавнерович не был компетентен, для работы следователем [6] :

Некоторые следователи, в том числе и Жавнерович, имели низкий общеобразовательный уровень, слабую профессиональную подготовку, работали доморощенными способами. А уж о специфике расследования преступлений, совершенных в связи с сексуальными отклонениями, и малейшего представления не имели, — чуть позже станет понятно, причем здесь сексуальные отклонения. — Эти люди попали в следственный аппарат, я убежден, совершенно случайно, без какого-либо призвания и способностей к избранной деятельности. Что было на самом деле? Неспособность сомневаться в избранной версии, отбрасывание любых доказательств, противоречащих ей, примитивный подход к анализу и оценке доказательств в их совокупности. Непробиваемая уверенность в своей профессиональной непогрешимости. Жавнерович считал, например, что всегда может определить убийцу. Его любимое изречение: преступник – в материалах дела, его только надо там найти. Разве это не достаточный показатель профессионального примитивизма? Горько говорить, что так работал человек, наделенный большими полномочиями, получивший признание как незаурядный следователь, не имевший на своем счету нераскрытых преступлений и дел, возвращенных для дополнительного расследования.
—  следователь генеральной прокуратуры СССР Париц

Также, низкий интеллектуальный уровень Михала Жавнеровича отмечал и режиссёр-документалист, снявший фильм о маньяке Михасевиче Виктор Дашук [7]:

Михал Кузьмич находил невиновного, но слабого человека, прятал его в тюрьму и угрозами, иногда побоями, добивался признательных показаний. А потом уже, по ходу дела , подсказывал обвиняемому детали убийства или изнасилования. Бригада следователей из Москвы, распутывая "витебское дело", вдруг обнаружила, что "лучший следователь республики" имеет интеллект колхозного пастуха, косноязычен настолько, что не может правильно выговорить двух слов подряд, что его знание уголовного кодекса равноценно знанию им устройство атомной бомбы.
—  Виктор Дащук

Следствие признало Жавнеровича виновным в преступлениях, но он был отпущен в связи с амнистией в честь 70-летия Октябрьской революции [8] :

По делу собраны доказательства, полностью подтверждающие совершение Жавнеровичем преступления. Вместе с тем, он является инвалидом 2 группы, участником войны, награжден орденами и медалями СССР, на него распространяется действие указа президиума Верховного совета СССР об амнистии в связи с 70-летием Великой октябрьской социалистической революции.
—  из материалов уголовного дела

Таким образом, Михал Жавнерович ушёл от уголовной ответственности и ушёл на пенсию, сохранив все свои награды и звания в 1987 году, своей вины в преступлениях он не признал. [9]

Анализ[править]

  • В результате действий Жавнеровича было посажено как минимум 19 невиновных, 1 из них расстрелян, часть подозреваемых стали инвалидами или покончили с собой. Точное количество жертв действий Жавнеровича установить невозможно.
  • Михал Кузьмич Жавнерович имеет отношение к осуждению невиновных по делу «Витебского душителя».
  • Жавнерович не был привлечён к ответственности за свои преступления и не признал свою вину.

Источники[править]