Докладная записка в ЦК РКП(б) от 6 июля 1919 года

Памятник советскому революционеру, члену Донревкома и партийному деятелю Исааку Исаевичу Рейнгольду

Докладная записка в ЦК РКП(б) от 6 июля 1919 года - докладная записка от члена Донревкома Исаака Рейнгольда по ситуации на Южном фронте Гражданской войны, датируемая 6 июля 1919 года, в которой он призывает к расказачиванию и геноциду русских. Данная докладная записка является русофобской, т.к. призывает к геноциду казаков и является одним из документов, документирующих процесс геноцида.

Полная цитата[править]

6 июля 1919 года член Донревкома Исаак Рейнгольд написал докладную записку в ЦК РКП(б), в которой он описывает причины поражений красных на Южном фронте и рассказывает о настроения местного населения [1], но прежде всего призывает к геноциду казаков:

И. И. Рейнгольд - ЦК РКП(б). 6 июля 1919 года. Докладная записка по вопросу о нашей «казачьей политике» на Дону.

Тяжелое положение нашего Южного Фронта является неизбежным последствием той близорукой политики, которая проводилась на Дону. Надо прежде всего отметить, что наша казачья политика с октябрьских дней вообще отличалась отсутствием устойчивости и последовательности. Сперва мы заигрывали с казачеством, давали ему автономию и выборную Советскую Власть, согласились даже на Донскую Республику, создавали Войсковой казачий походный круг, издали декрет о льготах казачества. Потом, в связи с успешным продвижением Красной Армии к Ростову и Новочеркасску, у нас закружилась от успехов голова и, почувствовав себя победителями, мы бросили вызов казакам, начав массовое их физическое истребление. Это называлось расказачиванием; этим мы надеялись оздоровить Дон, сделать его если не Советским, то покорным и послушным Советской Власти. И это в то время, когда Дон был далеко еще не в наших руках, когда ни у одного Советского органа на Дону еще не было реальных сил, не было гарнизонов достаточно сильных, чтобы чувствовать себя в состоянии справиться с казаками и подавить то массовое брожение и жестокое сопротивление, которое неизбежно должны были оказать свободолюбивые казаки при подобном расказачивании.

Бесспорно, принципиальный наш взгляд на казаков, как на элемент, чуждый коммунизму и Советской идее, правилен.

Казаков, по крайней мере, огромную их часть, надо будет рано или поздно истребить, просто уничтожить физически, но тут нужен огромный такт, величайшая осторожность и всяческое заигрывание с казачеством; ни на минуту нельзя упускать из виду того обстоятельства, что мы имеем дело с воинственным народом, у которого каждая станица - вооруженный лагерь, каждый хутор — крепость. И политика массового их истребления без всякого разбора приведет к тому, что мы с Доном никогда не справимся, а, если и справимся, то после долгой кровавой и упорной борьбы. Опыт Вешенского восстания показал, что казаки чрезвычайно чутки к проводимой по отношению к ним политике, и, раз загоревшись, пожар восстания, быстро охватывает десятки тысяч казаков. Между прочим, ничто не содействовало так успеху восстания, как попавшие к ним, благодаря возмутительной расхлябанности местных Советских органов, тезисы и директивы Цека партии по вопросу об отношении к казакам. Эти тезисы в руках казачьих офицеров послужили прекраснейшим материалом для агитации против Советской Власти, как явно стремящейся к уничтожению казачества. Отсюда сила и отчаянное упорство восставших, которых мы не победили и которые достигли своей цели — соединиться с наступавшей казачьей армией. И это сделали те самые Вешенцы, которые первые открыли путь Советской Власти, первые перешли на нашу сторону. Ясно, что мы сами их отодвинули от себя и бросили в Деникинские объятья. И этого в будущем мы должны избежать. Центральный Комитет и наша партия в национальном вопросе и устроении малых народностей всегда проявляли величайшую осторожность и чуткость. Иногда даже чрезмерную. Мы создали ряд национальных республик, исходя из соображений как международного характера, так и внутреннего — скорейшего изживания в рамках Советской организации всяческих национальных предрассудков и заблуждений. Но по отношению к казачеству мы почему-то не выдержали эту линию до конца, хотя именно здесь, в быте казаков и в их историческом прошлом, заложены начала независимости, обособленности, своей самостоятельной государственной жизни. И с этими бытовыми и иными предрассудками, с их кастовой обособленностью нельзя бороться и побеждать только мерами истребления. Необходимо наметить целую систему мероприятий, которые обезопасили бы нас от вооруженных восстаний, попыток контрреволюционного сброда возмущать казачество, но в то же время позволили бы разрушить весь старый казачий быт руками самих же казаков. О казачьей бедноте говорить не приходится, так как казачество почти сплошь зажиточно и состоит из кулаков и середняков. Середняки — это население северных казачьих округов, которые отличаются большим сочувствием Советской власти и которых при осторожной политике несомненно можно если не привлечь на сторону Советской власти, то, по крайней мере, нейтрализовать. Зажиточные же кулацкие элементы заселяют южные округа и ярко контрреволюционны. Северные казаки имеют сравнительно небольшие наделы в то время, как наделы южных казаков очень велики. Поэтому на почве соответствующей аграрной политики можно внести разложение в среду Донского казачества, разделив его на два враждующих лагеря. Во-вторых, очень многого можно добиться агитацией и просветительной работой, в особенности — среди молодого казачества, которое настроено гораздо лучше по отношению к Советской власти, чем старики, являющиеся наиболее косным и контрреволюционным элементом.

Наконец, необходимо своевременно от имени Совнаркома или Цека выпустить обращение к казачеству, подтвердив в нем прежние декреты об автономии Дона или даже о его независимости, и, своевременно, при ближайшем вступлении в Донобласть, образовать Донское Советское Правительство из так называемых «Советских казаков» и выходцев с Дона. Значение такого акта будет огромно, ибо он выбьет всякую почву из под ног всех недовольных чуждыми казачеству пришельцами, каковыми фактически являлись ревкомы. Огромная ошибка была сделана, что в течение шести месяцев господства на Дону существовавшие ревкомы не дали казакам правильной Советской власти. От этого мы выиграли бы больше, чем проиграли бы. Только под вывеской Советского Донского Правительства мы должны проводить на Дону красный террор против казачьей контрреволюции, действуя и оружием, и словом, и аграрно-переселенческой политикой. Комбинируя все эти элементы, мы гораздо быстрее и притом при значительно меньших жертвах добьемся «советизации» Дона.

— Исаак Исаевич Рейнгольд, 6 июля 1919 года [2]/ РЦХИДНИ. Ф. 5. Oп. 2. Д. 106. Л. 7.

Анализ[править]

Источники[править]

Ссылки[править]

Большевистское руководство. Переписка. 1912—1927: Сборник документов — М.: РОССПЭН, 1996. C. 107-109