«Мы все были лохами, верили Дудаеву»

Муса Темишев - чеченский националист, советский и чеченский журналист

«Мы все были лохами, верили Дудаеву» - интервью чеченского националиста Мусы Темишева интернет-СМИ «Лента.ру» от 5 марта 2020 года. В данном интервью, Темишев высказывает русофобские мифы о СССР как о стране «великорусского шовинизма», о русской тирании и об отсутствии угнетения русских в СССР и Чечне.

Краткое содержание статьи[править]

5 марта 2020 года на сайте интернет-СМИ «Лента.ру» было опубликовано интервью с чеченским националистом и журналистом Мусой Темишевым, в котором он позволил себе следующие высказывания [1] :

Темишев - Советская власть вот эта, тоталитарная, утвердилась целиком и полностью, и казалось, что это навсегда.

Поэтому не было никакого страха. Я считаю, что это все был «великорусский шовинизм», который, как мне кажется, нагнетался искусственно, хотя русскому народу ничего такого и не надо было, и угнетался прежде всего именно русский народ. Шкуру драли с простого русского народа. Сверху, как это всегда принято в колониальном государстве, продвигалась идея титульной нации. Русский народ. Русское поле. Русский дух. Русский характер. «Хотят ли русские войны?» Из каждого утюга: «русское, русское, русское...»

Журналист - Вы говорите о советских временах?

Темишев - Да, именно в советские времена все это нагнеталось, вносило разлад и разжигало ненависть у местных — чеченцев, дагестанцев. В республике не было ни одного первого руководителя-чеченца. Обязательно первый руководитель — русский. Даже в городских ОРСах первым председателем не мог быть чеченец — он был разве что на побегушках. В чеченский институт даже уборщицу-чеченку не брали. Были целые предприятия, на которые чеченцев сторожами и разнорабочими не принимали.

Если вы анализируете ситуацию — так хоть раз сделайте нормальный анализ. Шовинизм был, понимаете?

Журналист - Ненависть по отношению к другим национальностям?

Темишев - От имени русских, русскими руками давят других. Нищенствовали-то русские. Чеченцы, например, могли как-то там химичить, заниматься отходными промыслами. Они целыми семьями, группами семей выезжали в Россию на стройки. В адских условиях строили коровники, жилые помещения. Зарабатывали за сезон три-пять тысяч рублей — в то время это были большие деньги. Потом приезжали домой и так существовали до следующей весны. Русским, мне кажется, было сложнее. В общем, такие дела — шовинизм был. Фактор номер один. Повсеместно, везде: в Узбекистане, в Средней Азии, на Кавказе.

<...>

Журналист - Вы говорите о «нормальном» суверенитете и «ненормальном» при Дудаеве. А была в додудаевской Чечне поддержка оголтелого сепаратизма, радикального ислама?

Темишев - Тогда это везде было, во всех национальных окраинах. Уже в 1990 году к нам начали проникать эти бородачи-ваххабиты с Ближнего Востока...

Журналист - Так вопрос был о том, было ли это до 1990 года?

Темишев - До 1990-го... Знаете, нет. Недовольство было, а так, в общем-то, никаких национальных противоречий не было. Говорят, что русских вырезали — это неправда, это такая кощунственная ложь! Был бандитизм — особенно после 1991 года, натуральный бандитизм, с легкой руки Джохара. Он буквально выпестовал его. Но он распространялся на всех — и чеченцев убивали, и русских. Не тотально, просто были случаи грабежей — богатых русских грабили, богатых чеченцев грабили.

У нас была соседка, тетя Лена, русская. Работала в торговле, у них были деньги. И к ним ночью полезли чеченцы, хотели ограбить. Она стала кричать, и мы выскочили к ней с автоматами. Одному я ноги прострелил, другие сбежали. А в поселке Калинина две семьи чеченские буквально расстреляли. Глава одной из них был золотых дел мастер, ставил золотые зубы, и всю его семью убили — его, жену, детей. Чеченцев.

Такое было.

А чтобы чеченцы против русских, или русские против чеченцев — этого не было. Мы жили очень мирно. Были заключены тысячи и тысячи смешанных браков. Женились на русских, на татарках, на еврейках. Не было национализма в Чечне — особенно в Чечне! Чечня и Азербайджан были самыми демократическими республиками.

<...>

Темишев - Но самое главное его преступление состоит в том, что он не пошел на подписание договора с Россией. Я был первым переговорщиком, в декабре 1991 года я более двух недель провел в Москве у первого зама Хасбулатова. Все эти вопросы мы с ним обговаривали — в том числе и то, что я лично не хочу полного суверенитета, что мы должны быть на одном экономическом, военном, культурном пространстве, только единственное — не нужны эти оккупационные войска.

Мы разработали план, назвали этот договор ассоциативным, потому что словосочетание «федеративный договор» уже многим чеченцам, особенно экстремистски настроенным, слух резало. Написали бы «федеративный» — пошло бы: «О! Темишев опять нас хочет в рабство отдать! В СССР, в КГБ и так далее». У меня очень много врагов было с самого начала.

Мы по этому договору могли бы иметь больший суверенитет, чем Татарстан. Даже охрану внешних границ Чечни с Грузией предполагалось осуществлять силами чеченских погранвойск (но с условием, чтобы они входили в состав погранвойск России).

<...>

Темишев - Еще один хороший пример: как только мы выбрали президента и парламент, я поговорил с главным раввином чечено-ингушской общины Давидом Моисеевичем Хазаном, чтобы он на телевидении благословил чеченский суверенитет, президента, парламент и так далее. Чтобы мир заодно узнал, что мы демократы. Он согласился, мы пришли, сели в студии, замечательное интервью было. Давид Моисеевич пропел на иврите молебен в поддержку президента.

По своей простоте душевной я сказал о договоренности с Давидом Моисеевичем моему двоюродному брату, Удугову, как потом оказалось — одному из главных государственных преступников. И в этот же вечер, когда мы сидим на телевидении, Давид Моисеевич поет молебен, Дудаев дает указание Лабазанову, бандиту, чтобы он убил ректора университета Виктора Канкалика. Очень авторитетный был ученый, друг моего детства, во дворец пионеров вместе на кружки самодеятельности ходили. Замечательной души человек был. Завозил в республику оборудование, которого не было даже в Питере. Беспокоился о республике. Взяли и убили, просто внаглую. Я потом уже сделал ретроспективный анализ — это убийство было неслучайным, именно в тот день, когда мы с Хазаном Давидом Моисеевичем на весь мир благословляли суверенитет, они убивают самого авторитетного еврея, ученого.

— интервью Мусы Темишева сайту «Лента.ру»

В целом, интервью Темишева содержит в себе несколько мыслей:

  • В 1991 году СССР был самой демократической страной, разваливать СССР было ошибкой.
  • Дудаев пришёл к власти в Чечне нелегитимно, но все верили ему и поддерживали его(в том числе и Темишев), потому что он был генерал армии и обладал большим авторитетом.
  • Дудаев плохой управленец и по мнение Темишева был послан специально, чтобы своими действиями очернить чеченский народ.
  • Темишев бравирует тем, что до начала первой чеченской войны, он был мафиози, решавшим вопросы с армянской мафией.
  • Война была жестокой и «беспределом» с обоих сторон.

Анализ[править]

  • В данном интервью, Темишев высказывает русофобские мифы о СССР как о стране «великорусского шовинизма», о русской тирании и об отсутствии угнетения русских в СССР и Чечне.
  • Сам Темишев сбежал из Чечни в 1994 году, после конфликта с Дудаевым.
  • Темишев являлся одним из главных идеологов чеченского национализма и радикально исламизма (хоть и отрицает это), однако именно благодаря нему в Чечне стал исповедоваться радикальный ислам, исковерканный и подверженный местным изменениям, из-за плохой образованности Темишева и не знания его арабского языка (Темишев использовал в качестве оригинальных текстов русские переводы Корана и Хасидов) [2]. Влияние Темишева было настолько сильным, что даже в 2007 году Доку Умаров использовал ошибочные и неправильно переведённые с арабского на русский термины [3].

Источники[править]